Экономический пояс шелкового пути инвестиции

Экономический пояс Шелкового пути. План действий по строительству экономического пояса Шелкового пути

Китай презентовал странам Евразийской зоны новый и увлекательный проект под названием «Экономический пояс Шелкового пути». Это не только один из самых масштабных экономических проектов последних лет, идея оказалась весьма амбициозной. Основная суть предложения заключается в поиске взаимовыгодных отношений в стратегической перспективе. Экономический пояс Великого шелкового пути в полной мере соответствует общим мировым тенденциям к глобализации и должен простимулировать сближение стран евразийского региона. Предвидится раскрытие экономического потенциала каждого государства, которое примет участие в проекте.

С чего все начиналось?

Ядром ЭПШП является организация ШОС, которая изначально создавалась для реализации именно этого проекта. Объединение бурно и стремительно развивалось. К тому времени как ШОС немного себя исчерпало, понадобились новые пути развития, актуальным стал обновленный уровень взаимодействия между странами. Большая роль в данном вопросе принадлежит именно Китаю, так как он выступил создателем ШОС в 2001 году и предложил сам проект пути в 2013 году. Официально презентация проекта имела место в Казахстане 7 сентября 2013 года, во время выступления председателя КНР Си Цзиньпина с лекцией в одном из университетов.

Фактические действия

Уже 29 ноября за проработку проекта активно взялись участники ШОС. На территории Ташкента было проведено 13-е по счету совещание между странами-участницами, где обсуждались вопросы, касающиеся транспортного партнерства. Именно на этом заседании впервые в истории принимали участие представители и Центральной, и Восточной Европы. Итогом переговоров стал план сотрудничества на 5 лет. По подсчетам специалистов, ЭПШП будет сформирован 24 городами из 8 стран. 26 сентября 2014 года на экономическом форуме в Сиане обсуждались вопросы инвестиционного партнерства, была поставлена задача по переориентации инвестиционных потоков. При недостатке иностранных капиталов на Западе имеет место их чрезмерное количество в азиатском регионе.

Шелковая глобализация: удовлетворение интересов многих стран одновременно

Перспективность, которую сулит экономический пояс Великого шелкового пути, определена мировыми тенденциями. Активное укрепление развивающихся стран в роли «двигателей» мировой экономики на фоне посткризисной ситуации. В данном конкретном случае вопрос затрагивает государства БРИКС. Россия выступает в роли лидера в евразийской зоне. Китай имеет виды на звание лидера в азиатском мире. Страна высказывает определенную заинтересованность в развитии и стабильности Евразии, готова способствовать активному процветанию региона. Параллельно другие развитые страны (Америка и ЕС) постепенно погрязают в кризис и занимаются перераспределением зон воздействия. Россия и Китай же не спеша занимаются наращиванием своего влияния в регионе. Экономический пояс Шелкового пути, по предварительным оценкам, должен удовлетворять интересы каждого из государств, которые лежат вдоль него.

Появление новых лидеров и активизация сотрудничества

Проект адаптирован под появление новых мировых лидеров, что приводит к активному появлению инновационных центров экономического развития. Мировое влияние постепенно перемещается от запада, который сегодня переживает сложные времена, к активно процветающему востоку. Мировой центр экономического развития постепенно занимает пространство между Евразией и Азиатско-Тихоокеанским пространством, что приводит к необходимости создания новых стратегий партнерства. Изменение зон влияния, а также особенности мирового экономического процветания, заставляют многие государства интегрировать свою внешнюю деятельность. Вопрос касается не только формирования новых экономических контактов, он относится к появлению новых валютных союзов. В перспективе именно они должны помочь решить глобальную мировую проблему: сильное влияние американского доллара на экономики почти всех стран мира.

Строительство «Шелкового пути»

План действий по строительству экономического пояса Шелкового пути предусматривает в первую очередь строительство новых транспортных магистралей и улучшение уже имеющихся. Процедура оформления транспортной сети будет реализована с использованием инновационных технологий. В перспективе в рамках пути будет глобальная сеть высокоскоростных магистралей. Именно Китай за последние годы добился существенных результатов в данном направлении, стал мировым лидером в сфере строения автодорог. Сегодня китайские технологии планируется выводить на экспорт. Сам проект выдвинут Китаем, а его реализация будет осуществлена под строгим руководством самого Пекина. Строительство магистралей подтолкнет развитие инфраструктуры. Вдоль дорог станут появляться региональные центры. Ожидается расширение потенциала логистики и туризма, появление многочисленного количества новых рабочих мест. Все это приведет к диверсификации и к денационализации экономики, станет предпосылкой для развития регионов.

Никаких тенденций прошлого, или Многосторонние магистрали

Восстановленный экономический пояс Шелкового пути не будет связывать государства региона только с Китаем и Россией. Планируется объединить разные страны Евразии, что только укрепит сотрудничество на уровне регионов. К примеру, в рамках ШОС уже довольно давно был создан коридор, объединивший такие страны, как Узбекистан, Киргизстан и Таджикистан. Аналогичная политика проводится на Южном Кавказе. Именно там успешно закончено строительство железнодорожного пути Баку-Ахалкалаки-Карс, у которого стратегическое значение. Экономический пояс шелкового пути обеспечит транспортное и инфраструктурное развитие, которые расширят сферу сотрудничества в аспекте торговли. Ситуация предусматривает определенные плюсы для самого Китая, который известен как один из крупнейших мировых производителей. Возможность перемещения в разных направлениях даст толчок к процветанию восточного региона.

Финансовая система и не только

В соответствии с проектом, который был представлен Китаем, все взаиморасчеты между государствами в рамках региона будут осуществлять не долларами, а национальными валютами. Это в перспективе должно обеспечить политическую стабильность и общественную безопасность. Это имеет решающее значение для стран региона, которые сейчас борются с дестабилизацией. Проект имеет хорошие перспективы еще и по той причине, что наконец страны получат возможность вновь сотрудничать вместе после распада Советского Союза в СССР. Современники могут наблюдать поступательное движение между государствами. На руку играет историческое, культурное и цивилизационное сходство между странами.

Документальная сторона вопроса

28 марта 2013 года были официально представлены документы, в который уже структурированы принципы и приоритетные направления, механизмы партнерства в рамках проекта ЭПШП, направленного на закрепление связей на региональном уровне и нацеленного на перспективную работу для процветания будущего. Основные цели проекта – это стимулирование потока экономических факторов, распределение ресурсов и глубокая рыночная интеграция за счет укрепления связей между Азией, Африкой и Европой. Каждое государство может сделать свой вклад в экономический пояс Шелкового пути. Правоустанавливающие документы призывают к координации политических действий, к развитию инфраструктурных связей, к свободной торговле и к финансовой интеграции. Китай планирует использовать преимущества каждого региона в отдельности, систематически повышая уровень открытости для глубокого взаимодействия как внутри страны, так и на уровне международного характера. Китай готов интенсивно улучшать содержание и форму инициативы, разрабатывать графики реализации задуманного и создавать все новые карты механизмов партнерства со странами-участницами. План действий по совместному строительству опубликован всего за трое суток до момента подачи заявлений на присоединение к Азиатскому финансовому институту инфраструктурных инвестиций. Именно эта кредитная организация и будет заниматься финансированием региональных инфраструктурных проектов.

В чем особенность проекта?

Проект «Экономический пояс Шелкового пути» — по словам его создателей — не основывается на геополитической стратегии развития. ЭПШП не имеет никакого сходства с Евросоюзом и Таможенным союзом. Основная суть идеи – это стратегическая координация партнеров, взаимоотношения между которыми формировались столетиями. Бумажные договоренности в рамках союза не так важны. Экономический пояс нового Шелкового пути никого не обязывает и не принуждает к интеграции. Проект должен стать основой для плодотворного сотрудничества, но не поводом для появления новых конфликтов. Если смотреть глобально, Китай готов реализовать инфраструктурное строительство и сформировать новую экономическую реальность. Заинтересованность Китая в реализации идеи основана на стремлении развивать западные регионы страны и максимально сбалансировать собственную экономику.

ЭПШП как этап мировой интеграции

Экономический пояс Шелкового пути и морской Шелковый путь не являются результатами сугубо политических амбиций. Это своеобразное закономерное продолжение китайской реформы. Проект стартовал еще задолго до того момента, как о нем Си Цзиньпин заявил официально. Китайцам удалось словить момент для начала удачного регионального партнерства, без которого современная мировая глобализация малоэффективна. Благодаря своевременному укреплению экономического и энергетического сотрудничества с государствами Центральной Азии, Китай стал центром ЭПШП, параллельно укрепив статус самого крупного импортера России.

Экономический пояс и Россия

Не перестает рассматривать в качестве потенциального направления экономический пояс Шелкового пути Россия. Сотрудничество, а точнее, его перспективы и направления, будут обсуждаться уже в мае 2015 года. Возможности взаимодействия между странами возможно будут обговариваться между главами государства в ближайшей перспективе. Заявление о возможной встрече поступило от вице-премьера Игоря Шувалова. Россия, несмотря на то, что дата встречи еще не назначена, уже заявила о своем участии в проекте. Экономический пояс Шелкового пути и Россия не так далеки, кроме того, государство заинтересовано в новых возможностях и в новых направлениях развития и инвестирования.

Читайте также  Новые бизнес идеи для своего дела

Какие задачи планируется решить?

Каковы же взгляды экспертов? О экономическом поясе Шелкового пути они говорят, что накануне реализации проекта придется решить несколько ключевых задач. Это обмен мнениями в аспектах экономического развития, что должно помочь определить вероятные точки возникновения конфликта. Планируется разработка программ по их ликвидации и начало объединения стран при учете политических, правовых и экономических практик. Транзитно-транспортная система в перспективе соединит государства Центральной Азии и Китай, свяжет область с Африкой и Европой. Планируется постепенно и целенаправленно снижать, а потом и полностью ликвидировать торговые и инвестиционные барьеры между всеми участниками ЭПШП. Это сыграет ключевую роль в раскрытии инвестиционного и торгового потенциала каждой страны.

Экономический пояс Шелкового пути: риски и возможности для России

Экспансия — главный двигатель экономики Китая. Стремительному экономическому развитию Китая способствовала открытая внешнеэкономическая политика. Темпы прироста внутреннего потребления недостаточны для компенсирования потерь от замедления темпов прироста внешнеторгового оборота в целом и в частности экспорта. Китайские высокотехнологичные товары с трудом проникают на рынки развитых стран. Причины — в сокращении спроса на основных экспортных рынках США и ЕС, а также в частичном несоответствии китайских товаров требованиям развитых стран.

Истории успеха связаны, как правило, с потребительскими и телекоммуникационными товарами (бытовая техника, мобильные телефоны, ноутбуки, средства связи и т.д.), однако, данные отрасли не достаточно масштабны, чтобы играть роль локомотива для всей китайской экономики. Кроме того, перед китайским правительством остро стоит задача модернизации экономики, т.е. расширения инновационного сектора. Учитывая трудности в продвижении китайских инновационных товаров, встает вопрос их сбыта.

Внутри Китая такие товары могут использоваться в инфраструктурных проектах, однако, во-первых, инфраструктура уже насыщена (для данного этапа развития страны), во-вторых, частично не готова к дальнейшей модернизации.

Очередная государственная программа финансирования может привести к обострению экономических дисбалансов (перепроизводство, снижение конкуренции, увеличение задолженности и т.д.) [1]. Кроме того, китайское правительство следует логике рыночного регулирования и постепенно отказывается от стимулирования экономики искусственным путем. При этом естественный спрос на инновационные товары внутри Китая недостаточен — уровень существующей инфраструктуры и темпов ее развития пока обгоняет темпы развития человеческого капитала.

В этих условиях китайское правительство выбирает достаточно логичный путь создания спроса на китайские высокотехнологичные товары за рубежом. Для этого формулируются внешнеэкономические стратегии экономического пояса Шелкового пути и Морского шелкового пути XXI в. (так называемая концепция «Один пояс, один путь»).

РОЖДЕНИЕ ИДЕИ

Несмотря на сравнительную молодость проекта экономического пояса Шелкового пути в его реализации уже можно выделить несколько этапов.

Первый этап — формулирование. Проект экономического пояса Шелкового пути был представлен Си Цзиньпином осенью 2013 г. в Казахстане. Первоначально эта идея не была наполнена конкретным содержанием. На полях можно отметить, что в том или ином виде идея о воссоздании Шелкового пути существовала давно. Так называемый новый Шелковый путь (железная дорога от Ляньюньгана до Роттердама протяженностью 10,9 тыс. км) был введен в эксплуатацию еще в 2001 г. [5].

Второй этап — апробация. Резко увеличилось количество международных конференций, проводимых на высоком уровне (организаторы: пресс-канцелярия и региональные власти) с приглашением экспертов из США, ЕС, России, Казахстана, Беларуси, Монголии и других стран. При этом китайская сторона никаких конкретных деталей не озвучивала. Создавалось впечатление, что китайские специалисты собирали идеи участников для обсуждения и их последующей реализации для понимания рисков и вызовов и своевременного разрешения противоречий. Практически все российские специалисты высказывали опасения о неизбежной конкуренции проектов Шелкового пути и ЕАЭС. После чего китайские докладчики практически каждое свое выступление начинали со слов «Шелковый путь не является конкурентом ЕАЭС и не предполагает институционализации и наднационального регулирования». Первоначально большая часть конференций проводилась в Пекине и Шанхае, количество участников — около 100 человек.

Третий этап — уточнение. Конференции переносятся в регионы и города, которые станут частью Шелкового пути (преимущественно Синьцзян-Уйгурский автономный район, автономный район Внутренняя Монголия, провинция Ганьсу). Приглашаются уже в основном специалисты из России, Казахстана, Беларуси, Монголии и стран Центральной Азии. Деталей все также мало — основная идея в том, что китайский проект не представляет угрозы, не составит конкуренции существующим региональным проектам, не будет являться причиной обострения отношений с Россией в странах Центральной Азии.

На этом же этапе выделяются средства для создания мозговых центров экономического пояса Шелкового пути при вузах, которые также включаются в «ралли конференций». Формулируется концепция «Один пояс, один путь», которая включает в себя проекты экономического пояса Шелкового пути и Морского шелкового пути XXI в. и предполагает, что глобальное развитие инфраструктуры за счет усилий Китая создаст базу для формирования новых зон (пояса) экономического развития для всего мира. Высказывается идея о синхронизации с Шелковым путем национальных стратегий развития других стран: ЕАЭС, казахского Светлого пути, монгольского Степного пути, южнокорейской Евразийской инициативы. «Один пояс, один путь» — это не международная организация и даже не мегастратегия, это глобальный процесс, не имеющий ограничений по пространству или времени. Его главная цель — построение новой мировой транспортной инфраструктуры как основы для экономической экспансии китайского капитала.

ФИНАНСОВАЯ ПЛАТФОРМА

В качестве финансовой платформы проекта учреждается Фонд Шелкового пути объемом 40 млрд долларов с направленностью на инфраструктурные инвестиции. Учредители фонда — ЦБ КНР (65%), Китайская инвестиционная корпорация (15%), Экспортно-импортный банк Китая (15%), Китайский банк развития (5%). Фонд действует в соответствии с китайским законодательством, в его проектах могут принимать участие иностранные инвесторы.

К финансированию проектов также могут привлекаться Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (100 млрд долларов) и Банк БРИКС (потенциально 100 млрд долларов). Формально их деятельность не сосредоточена на финансировании проектов сухопутного Шелкового пути, вместе с тем их капитал может направляться в инфраструктуру стран ЦА.

Планируется создание фонда поддержки предприятий (30 млрд долларов), который будет экспортировать китайские промышленные товары по Шелковому пути. Китайская инвестиционная корпорация создаст механизм поддержки ПИИ объемом более 40 млрд долларов. Планируется адаптация Китайского банка развития (примерно 1,3 трлн долларов), Эксим банка Китая и Сельскохозяйственного банка Китая для более глубокого участия в реализации проекта.

Отдельные провинции также могут создавать фонды поддержки провинциальных компаний, участвующих в реализации проекта или использующих его инфраструктуру. Например, власти провинции Гуандун 2017 г. планируют создать фонд финансирования 40 ключевых проектов объемом более 50 млрд долларов, которые включают в себя создание комплексных транспортных узлов [6].

Основным финансовым механизмом реализации экономического пояса является предоставление кредитов китайскими финансовыми институтами для реализации инфраструктурных проектов. Главное условие — использование китайского оборудования, товаров, услуг и рабочей силы (голубые воротнички). На локализацию производства китайские партнеры идут неохотно, предпочитая загружать соответствующие отрасли внутри Китая.

ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ ДИПЛОМАТИЯ КИТАЯ

Железнодорожная отрасль выбрана в качестве основной экспортной отрасли, которая может стать локомотивом экономического развития Китая. Как и в случае с японской концепцией «Летящих гусей», за китайскими железными дорогами последуют производители оборудования, программного обеспечения, провайдеры инжиниринговых и других услуг, а также банки, страховые и другие компании.

Планируется, что строительство обычных и высокоскоростных железных дорог за рубежом загрузит избыточные мощности, придаст стимул развитию высокотехнологичного производства (в том числе энергосберегающие технологии), будет способствовать повышению спроса на китайские промышленные товары, программное обеспечение, инжиниринговые услуги, сервис и т.д. на долгое время вперед.

В регионах осуществления проекта будет расширено присутствие китайских банков и финансовых организаций и, следовательно, трансграничное использование юаня.

Эта политика получила название высокоскоростной железнодорожной дипломатии (в настоящий момент переговоры о строительстве железной дороги ведутся почти с 30 странами). В 2014 г. объем экспорта китайского железнодорожного оборудования составил почти 4,4 млрд долларов (+22,6% по сравнению с 2013 г.). Китайские промышленные и инжиниринговые компании железнодорожной отрасли участвовали в реализации 348 международных проектов объемом 24,7 млрд долларов [7].

Для реализации крупных проектов и повышения конкурентоспособности на внешних рынках еще в 2014 г. произошло слияние двух китайских железнодорожных корпораций China CNR Corporation Ltd. и CSR Corporation Ltd.

ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Экономический пояс Шелкового пути — это неинституализованный процесс, направленный на
достижение следующих целей:

‒ поддержка экономического развития внутренних районов Китая (прежде всего Синьцзян-Уйгурского автономного района и Внутренней Монголии);

‒ создание рынка сбыта для китайских товаров;

‒ поддержка экспансии китайского капитала в странах Центральной Азии, Центрально-Восточной Европы, Закавказья, обеспечение спроса за пределами Китая на продукцию избыточных мощностей;

Читайте также  Вторичный рынок ценных бумаг инвестиции

‒ увеличение производства высокотехнологичной продукции национальным сегментом китайской экономики и увеличение ее доли в общем объеме китайского экспорта;

‒ обеспечение транзитных торговых путей в Европу (в обход загруженных морских торговых путей);

‒ расширение интернационализации юаня и увеличение его доли в мировой финансовой системе;

‒ создание зоны действия китайских стандартов (по типу транстихоокеанского или трансатлантического партнерства).

Уже сейчас объем экономических связей Китая со странами, предположительно входящими в экономический пояс, весьма значителен. В I квартале 2015 г. товарооборот Китая со странами пояса составил 236 млрд долларов, при этом их доля в общем объеме китайского экспорта — почти 30%.

РЕГИОНАЛЬНАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ КИТАЯ

Реализация экономического пояса Шелкового пути синхронизируется с экономической регионализацией и глобализацией Китая, в рамках которой выделяются следующие регионы-направления:

Северо-Восток и Север Китая — экономический коридор Китай — Монголия — Россия, с преимущественной ориентацией на Дальний Восток России и Монголию.

Северо-Запад Китая — входит в экономический пояс Шелкового пути с преимущественной ориентацией на страны Центральной Азии, Россию, Восточную Европу и далее.

Запад Китая — экономический коридор Китай — Пакистан.

Юго-Запад Китая — экономический коридор Китай — Мьянма — Бангладеш — Индия (зона свободной торговли АСЕАН + Китай).

Восточные провинции входят в Морской шелковый путь XXI в. с преимущественной ориентацией на страны АТР (сеть договоров о свободной торговле с Южной Кореей, Австралией, Новой Зеландией, потенциально создание зоны свободной торговли Китай — Южная Корея — Япония).

Связующими звеньями (транспортными артериями) между этими уровнями являются отдельные ветви экономического пояса Шелкового пути.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПОЯС ШЕЛКОВОГО ПУТИ В БУДУЩЕМ

В среднесрочной перспективе экономический пояс Шелкового пути останется экономическим проектом, направленным на развитие внутренних районов Китая. При его реализации с определенными изъятиями будет создана сеть двусторонних договоров и зон свободной торговли. Однако полноценное интеграционное объединение создано пока не будет.

Первый этап проекта, скорее всего, будет осуществляться по пути Китай — Казахстан — Россия (без формирования зоны свободной торговли), далее страны Европы через Беларусь или Санкт-Петербург. С другими странами Центральной Азии сложно договориться из-за внутрирегиональных противоречий — есть сомнения в возможности обеспечить безопасность грузов. Трудно решаемая проблема — экономия времени на таможенном оформлении. Вместе с тем это не ограничивает другие географические направления. Китай не будет переводить этот проект в институциональную форму или действовать исключительно через механизмы ЕАЭС или ШОС (предложение России). Это ему не выгодно. Некоторые китайские эксперты говорят, что это затормозит проект. Их мотивация: в России долгая процедура принятия решений, медленные темпы строительства, преобладает стремление к односторонней выгоде, предпочтение некитайским технологиям, коррупция и т.п.

Вместе с тем даже ограниченная реализация проекта приведет к следующим значительным изменениям:

расширение рынка сбыта для китайской продукции. Создание дополнительного спроса на продукцию китайской промышленности в странах Центральной Азии, ЕАЭС, Восточной Европы и Закавказья снизит критичность проблемы избыточных мощностей в Китае;

стимул для развития китайской экономики. Удовлетворение спроса на продукцию китайской промышленности будет поддерживать темпы прироста китайского ВВП;

модернизация китайской экономики. Благодаря расширению спроса в рамках крупных инфраструктурных проектов будет создан дополнительный стимул для увеличения выпуска высокотехнологичных товаров и их доли в общем объеме китайского экспорта;

изменение структуры и направления китайского экспорта. Доля США и ЕС в общем объеме экспорта из Китая снизится (при сохранении лидирующих позиций) в пользу стран Центральной Азии, ЕАЭС, Восточной Европы и Закавказья;

изменение корпоративной карты региона. Вслед за китайскими ПИИ при реализации проекта в страны Центральной Азии, ЕАЭС, Восточной Европы и Закавказья придут китайские транснациональные корпорации, а также средний и малый бизнес. Компании будут следовать за лидером проекта (строительство инфраструктурных объектов), оказывая консультационную, торговую, технологическую, инжиниринговую, программную и другую поддержку;

реиндустриализация внутренних провинций Китая. Во внутренних районах Китая будет создано новое производство с ориентацией сбыта на страны Центральной Азии, ЕАЭС, Восточной Европы и Закавказья;

уменьшение внутренней миграции. Развитие внутренних провинций приведет к уменьшению количества трудовых мигрантов в Китае и расширению потребительского спроса. Это повлияет на увеличение дефицита и удорожание рабочей силы в приморских провинциях и, следовательно, приведет к росту производственных издержек и удорожанию продукции восточных провинций Китая. Темпы прироста ВВП востока страны снизятся в пользу севера и северо-запада;

закрепление экономико-географической ориентации Китая. Характер промышленности провинций, их структура и направление экспорта будут формироваться в соответствии с транспортно-экономическими коридорами.

Основная ветка проекта будет проходить через территорию Китая — Казахстана — России — Беларуси — Восточной Европы и далее в Центральную и Западную Европу. Остальные ветки проекта будут реализованы с ограничениями из-за проблем стабильности и безопасности в регионах-партнерах по проекту.

ВНУТРЕННЯЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ КИТАЯ

В рамках закрепления экономико-географической регионализации Китая будет происходить его внутренняя глобализация. Передовые зоны свободной торговли распространятся на прилегающие районы и провинции, произойдет взаимопроникновение промышленных колец, их пересечение и слияние. Возникнут мегагорода и мегаагломерации. Вероятная структура: мегагород — промышленное кольцо — ветка Шелкового пути — договор о свободной торговле или региональная зона свободной торговли — глобальная экономика.

При реализации проекта будет увеличена доля юаня в мировой торговле и финансовой системе, юань станет одной из основных валют территории Шелкового пути, но при этом не займет место доллара.

По фактору Шелкового пути Китай не станет абсолютным инновационным лидером, но прорывы по прикладным направлениям науки в энергосбережении, программном обеспечении, связи и коммуникациях будут совершены.

При реализации пояса будет повышена эффективность китайских крупных компаний и китайского бизнеса в целом. Приглашение к участию в проектах, например, японских или южнокорейских компаний или инвесторов будет способствовать получению опыта работы в международных условиях и по правилам глобальной отчетности.

По оптимистическому варианту в области безопасности реализация экономического пояса Шелкового пути будет способствовать снижению вероятности военного конфликта и углублению сотрудничества по данному направлению. Будет ограничен потенциал агрессивного поведения Китая при отстаивании своих интересов, так как это поставило бы под угрозу реализацию проекта. Противостояние соперничающих стран будет снижаться на уровне государств, однако приведет к усилению конкуренции на уровне бизнеса.

Единое и свободное для передвижения товаров, услуг и людей пространство будет создано с ограничениями.

Основные противоречия при реализации Шелкового пути будут сохраняться между промышленно развитыми странами в области использования национальной продукции, а также в области финансирования проекта или отдельных его частей.

Экономика во внешней политике Китая будет играть ведущую роль. Китай не предложит новую идею глобального развития, но экономический пояс Шелкового пути будет способствовать заинтересованности Китая в поддержке хороших отношений с соседями и странами — участницами проекта. Будут выровнены отношения с Японией, Южной Кореей и некоторыми странами АСЕАН, так как Китай заинтересован в демонстрации доброй воли для успешной реализации проекта.

В целом пространство Шелкового пути не будет стремиться к жесткому наднациональному регулированию, в то же время его реализация будет способствовать взаимопроникновению национальных экономик. Структура Шелкового пути останется гибкой на основе проектного финансирования и последующего сближения норм регулирования отдельных стран. Реализация Шелкового пути при эффективном переговорном процессе со странами — участницами будет являться двигателем не только Китайской экономики, но и стран — участниц проекта.

В случае негативного варианта стратегия Шелкового пути приведет к доминированию китайского бизнеса на новых международных площадках в ущерб национальному бизнесу. Это вызовет протесты национальных правительств и бизнесменов, чреватые срывом начатых проектов, ростом антикитайских выступлений, ударом по интересам третьих стран-участников.

ВЫЗОВЫ И РИСКИ ДЛЯ РОССИИ

При реализации китайского проекта Россия может столкнуться с вызовами и рисками (которые не обязательно будут реализованы):

Россия — игрок номер 2. Впервые Россия оказывается в роли ведомого игрока, т.е. Китай будет более жестко отстаивать свои экономические интересы;

‒ учитывая географическую направленность Шелкового пути, вероятно усиление конкуренции между китайским и российским бизнесом в зонах российских стратегических интересов: Центральная Азия, Восточная Европа, потенциально — Закавказье;

‒ в случае вероятного прохождения основной железнодорожной ветки Шелкового пути по российской территории через Оренбург или Челябинск большую часть транзитных платежей будет получать Казахстан;

‒ использование китайского капитала предполагает закупку китайского оборудования и инжиниринговых услуг. В этом случае российская промышленность не будет принимать участие в проекте;

‒ неясность потенциала синхронизации ЕАЭС и Шелкового пути. В данный момент механизмы практической работы по объединению проектов не ясны, не ясен и потенциал использования механизмов ЕАЭС для реализации Шелкового пути на территории России, Беларуси и Казахстана.

Для снижения рисков по фактору Шелкового пути представляется целесообразным:

Читайте также  Стимулирование инвестиций в малый бизнес

‒ на базе ЕАЭС создать единую группу по координации и синхронизации российских и китайских региональных программ развития, а также программ развития других стран (например, казахский Светлый путь, монгольский Степной путь, южнокорейская Евразийская инициатива).

‒ рассмотреть возможность создания совместных предприятий для реализации региональных проектов; локализации производства с использованием потенциала российских территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке России; взаимного включения предприятий в производственные цепочки транснациональных компаний; создания крупных промышленных консорциумов с перспективой выхода на внешние рынки; инвестирования в реализацию долгосрочной и капиталоемкой российской арктической программы;

‒ привлекать к участию в отдельных проектах Шелкового пути Японию и Южную Корею.

Вырисовывающиеся в свете сказанного нюансы будут влиять на конфигурацию российско-китайских отношений. По мере продвижения и финансового обеспечения Шелкового пути двусторонний баланс экономических отношений будет смещаться в пользу Китая. России отводится роль ведомого партнера. Ее глобальные экономические и финансовые интересы будут представлены меньше китайских. Новой площадкой для реального столкновения российских и китайских интересов может стать Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, в котором Китай обладает 26% голосов, на 2-м месте — Индия (7,51%), на 3-м — Россия (5,93%), что позволяет Пекину блокировать ключевые решения, для принятия которых требуется 3⁄4 голосов. Основой потенциальных разногласий могут стать не во всем совпадающие стратегические инвестиционные интересы Китая и России: для России приоритет — пространство Дальнего Востока и ЕАЭС, для Китая — вся Азия и в будущем — практически весь мир.

По мере расширения диалоговых экономических и военно-политических полей в отношениях Китая с США Пекин все чаще будет смотреть на Россию и ухудшающиеся отношения Россия — Запад как на козырь, который можно использовать для выстраивания нового варианта отношений с Вашингтоном в выгодном, по возможности, для Китая варианте.

Многовариантность поведения Китая на новом этапе его развития увеличивает риски для России. Она не позволяет точно просчитать направления и степень этих рисков, поэтому возможности их минимизации связаны не столько со стратегией реакции на те, или иные изменения, сколько с созданием фундаментальных балансиров на случай развития или поведения Китая по неблагоприятному для России варианту.

Таковыми представляются, во-первых, формирование правовой, финансовой и институциональной инфраструктуры для обеспечения интересов России при подключении к китайским проектам Шелкового пути, прежде всего к тем, которые связаны с российской территорией и территорией Казахстана и Беларуси. Во-вторых, создание стратегических балансиров на случай возникновения сверхзависимости от Пекина либо внутреннего кризиса в Китае. В военно-политическом аспекте — за счет нормализации отношений с США, в экономическом — с ЕС, Японией и Южной Кореей. Последнее имеет особое стратегическое значение в плане будущего дальневосточных регионов России.

ЛИТЕРАТУРА

1. Дисбалансы транстихоокеанского пространства / отв. ред. В. В. Михеев, В. Г. Швыдко. — М.: Магистр, 2014.

2. Подбиралина Г.В., Мигалева Т. Е. Экономические интересы Китая и России в Шанхайской организации сотрудничества // Международная торговля и торговая политика. — 2015. — No 2. — С. 83–94.

3. Современный Китай в системе международных отношений / отв. ред. Д. В. Буяров. — 2-е изд. — М.: ЛИБРОКОМ, 2013.

4. Чеклина Т. Н. Перспективы сотрудничества стран Шанхайской организации сотрудничества в рамках проекта «Экономический пояс на Великом шелковом пути» // Российский внешнеэкономический вестник. — 2015. — № 2.

Проект «Один пояс, один путь». Досье

ТАСС-ДОСЬЕ. 3 июля начинается официальный визит председателя КНР Си Цзиньпина в Россию. В ходе встречи с президентом РФ Владимиром Путиным будут подписаны несколько десятков соглашений в экономической сфере.

Предполагается, что одной из тем переговоров станет китайская инициатива «Один пояс, один путь».

Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила материал об этом проекте.

«Один пояс, один путь»

Китайская инициатива по созданию глобальной транспортной и инвестиционной инфраструктуры «Один пояс, один путь» объединяет два проекта — «Экономический пояс Шелкового пути» и «Морской Шелковый путь XXI века».

«Экономический пояс Шелкового пути»

«Экономический пояс Шелкового пути» (ЭПШП) — проект по формированию единого евроазиатского торгово-экономического пространства и трансконтинентального транспортного коридора. Название дано в честь древнего Шелкового пути (караванный маршрут, соединявший Китай и Европу через Центральную Азию; функционировал со II в. до н. э. по XV в.).

Идея проекта была выдвинута Си Цзиньпином в сентябре 2013 г. Тогда во время выступления в «Назарбаев Университете» (Астана) руководитель Китая выделил пять основных задач, которые призван решить ЭПШП: усиление региональной экономической интеграции, строительство единой трансазиатской транспортной инфраструктуры, ликвидация инвестиционных и торговых барьеров, повышение роли национальных валют, углубление сотрудничества в гуманитарной сфере. По словам китайских представителей, к ЭПШП может подключиться 67 государств, население которых составляет 63% от мирового. Ориентировочные сроки реализации проекта — 30 лет.

По оценкам авторов проекта, ЭПШП позволит сократить сроки доставки грузов из Китая в Европу. В настоящее время средний срок доставки контейнерных грузов морским транспортом составляет 45-60 суток. В случае успешной реализации проекта ЭПШП грузы из Китая в Европу будет доставляться за 10 дней. Помимо создания единой транспортной инфраструктуры, проект подразумевает расширение таможенного сотрудничества, расширение масштабов финансовых операций между странами, создание финансовых институтов при различных региональных организациях (ШОС, БРИКС). Развитие гуманитарных связей подразумевает активный обмен в сфере культуры и науки, СМИ, молодежные контакты.

В настоящий момент четкий маршрут, по которому пройдет новый Шелковый путь, до конца не разработан. По опубликованным данным, в основе проекта лежит строительство трех железнодорожных коридоров (северный, центральный и южный). Все они соединят восточные провинции Китая со странами Западной Европы.

Маршрут северного коридора: через Казахстан и РФ к Балтийскому морю, его западная ветка пройдет через Белоруссию и Польшу в Германию и Голландию.

Центральный коридор, который является самым сложным с точки зрения политической обстановки и отсутствия действующей инфраструктуры, соединит порты восточного Китая (Шанхай, Ляньюньган) со странами Центральной Азии (Киргизия, Узбекистан, Туркменистан), Ираном, Турцией, затем проследует через Балканский полуостров к портам Франции. Его реализация потребует строительства дополнительного тоннеля под проливом Босфор в Стамбуле (Турция).

Южная ветвь проходит через Бангладеш, Индию и Пакистан.

«Морской Шелковый путь XXI века»

Кроме сухопутного транспортного коридора, китайской стороной была предложена концепция развития морских торговых путей, которая получила название «Морской Шелковый путь XXI века» (МШП). Планы по его созданию были озвучены в октябре 2013 г. Си Цзиньпином в Индонезии. Морской путь возьмет начало в городе Фучжоу (провинция Фуцзянь), пройдет через Гуанчжоу (провинция Гуандун) и остров Хайнань, по Малаккскому проливу (Малайзия-Индонезия), затем через Индийский океан, обогнет Африканский рог (Кения) и направится в Красное и Средиземное моря.

Второе направление МШП идет из китайских портов в южную часть Тихого океана.

Инвестиционные механизмы

В ноябре 2014 г. в рамках саммита АТЭС Китай выступил с заявлением о намерении выделить $40 млрд на создание Фонда Шелкового пути. Эти средства будут направлены на оказание финансовой поддержки для строительства инфраструктуры, развития финансового сотрудничества и других проектов в странах, входящих в «Один пояс, один путь». В мае 2017 г. Си Цзиньпин заявил, что размер Фонда будет увеличен еще на 100 млрд юаней ($14,5 млрд).

Другим финансовым механизмом стал Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ, учрежденный по инициативе КНР в октябре 2014 г.). Его участниками являются 57 стран Азиатско-Тихоокеанского региона, Ближнего Востока, Латинской Америки и Европы. Россия вступила в АБИИ в 2015 г. Ее доля в капитале Банка, размер которого составит около $100 млрд, — $6,5 млрд.

По словам Си Цзиньпина, в 2015 г. китайскими инвесторами было вложено в страны — участницы проекта ЭПШП и МШП около $15 млрд. В частности, к инвестированию проектов были привлечены китайские портовые операторы и транспортные компании (Cosco Pacific, China Merchants, China Road and Bridge и др.), которые, по данным Reuters, вложили около $5 млрд в развитие транспортной инфраструктуры в странах, через которой проходят маршруты ЭПШП и МШП. При этом, по словам председателя КНР, объем торговли Китая с этими странами в 2014-2016 гг. превысил $3 трлн.

Сопряжение проектов ЭПШП и ЕАЭС

В мае 2015 г. президент РФ Владимир Путин и Си Цзиньпин подписали соглашение о сопряжении ЭПШП и Евразийского экономического союза (ЕАЭС). При этом в соглашении было отмечено, что основной площадкой, где будут обсуждаться вопросы сопряжения, станет Шанхайская организация сотрудничества.

Руководство Китая достигло соглашения по сопряжению ЭПШП с инфраструктурными проектами других стран. В частности, с монгольским проектом «Степной путь» (модернизация трансмонгольской железной дороги Китай — Россия) и южнокорейской «Евразийской инициативой» (объединение железных дорог Северной и Южной Кореи с выходом на Транссибирскую магистраль) и казахстанской программы «Светлый путь».

Источники: http://fb.ru/article/183202/ekonomicheskiy-poyas-shelkovogo-puti-plan-deystviy-po-stroitelstvu-ekonomicheskogo-poyasa-shelkovogo-puti, http://rusrand.ru/analytics/ekonomicheskiy-poyas-shelkovogo-puti-riski-i-vozmojnosti-dlya-rossii, http://tass.ru/info/4383152

Источник: invest-4you.ru

Правовой вопрос