})
Search
28 октября 2021
  • :
  • :

Дмитрий Астрахан: «Зритель нуждается в интересных историях»

Кинокомпания «Золотой век» и кинорежиссер Дмитрий Астрахан недавно в Минске приступили к съемкам нового исторического фильма — восьмисерийного сериала «Иго любви».
Статьи о кино

 
 
 
 
 

Кинокомпания «Золотой век» и Дмитрий Астрахан начали снимать в Минске новый исторический фильм – восьмисерийный сериал «Иго любви». Режиссер картины – театральный постановщик Андрей Горбатый. Сам Дмитрий Астрахан выступил художественным руководителем фильма. Минисериал будет рассказывать о театре 19-го века, обо всей полноте впечатлений актерской жизни, преданности сцене и страстной любви.

Главную роль – молодого московского адвоката Константина Сенина – играет Заслуженный артист России актер Тимофей Федоров. Его герой влюбляется в театральную костюмершу Надю. По сюжету она окажется безумно талантливой – правда, не без помощи ведущей актрисы театра, являющейся тетушкой адвоката Сенина, которая, в свою очередь, впоследствии выступит против увлечения своего племянника.

О своем представлении о театре 19 века и о самом фильме рассказывает Дмитрий Астрахан:

— Зрителю нужны интересные истории и то, как они будут сделаны. Дело не в том, какой это век, современность это или позапрошлая эпоха. Главное, как переданы чувства и взаимоотношения людей. Ведь есть масса примеров, когда современное искусство не вызывает каких-то особых эмоций и не затрагивает душу.

Что есть в театре 19-го века такого, что заставит человека прильнуть к телеэкрану?

— Да в принципе, все то же, что есть и сейчас. На мой взгляд, особых перемен в театре не произошло со времен Древней Греции. Театр – особый мир. Это и поэзия, и искусство, и интриги. Артист проходит через все. «Иго любви» – мелодраматическая картина, в которой раскрывается история любви главной героини. Сложные взаимоотношения в искусстве переплетаются с восприятиями обыденного представления о счастье. Ведь театр – это своеобразное и фривольное искусство.

— Кто из российских киноактеров снимется в фильме?

Олег Табаков, Алексей Маклаков, Дмитрий Харатьян, Игорь Христенко. Отдельно скажу про главную героиню. Анна Назарова – молодая актриса и наше открытие. Мы очень долго искали актрису на роль Нади – обычной театральной костюмерши, которая оказывается безумно талантливой. Анна снялась в моей картине «Все по-честному», теперь вот в «Иге любви». Вот так бывает, что студентка Ярославского театрального училища становится на глазах настоящей звездой кино.

— Какой реакции вы ждете от публики и критики?

Для нас это очень сложная тема, в которой необходимо показать театр и передать его через кинокартину. Необходимо много придумывать и переосмысливать в работе над «Игом Любви». Но мы очень надеемся на успех.

— Литературоведы называют Анастасию Вербицкую родоначальницей массовой женской литературы в России, «бульварного» чтива. Не получится ли ваша экранизация такой же по своему характеру?

— Если мы достигнем успеха бульварного чтива, я буду только счастлив. На самом деле, мои сценаристы Елена Исаева и Олег Данилов переложили произведение Вербицкой в драму, а это была непростая задача. Они верны духу и я думаю, что это сильное творение поддержат зрители. Вообще, в фильме много историй о любви и театре. Главная героиня Надя становится обожаемой многими влиятельными господами 19 века. Меценат театра Муратов, которого играет Олег Табаков, восхищается талантом девушки, становится ее защитой от театральных интриг и, в конце концов, берет ее в жены. Также у нее возникают романтические отношения с антрепренером театра, звездой и комическим героем театра. Но в заключении все же восторжествует настоящая любовь – Нади и Константина Сенина.

Тимофей Федоров также рассказал о том, как проходит его работа для картины «Иго любви»:

— Каким вы увидели 19-й век после того, как начали сниматься?

— Главное, что обращает на себя внимание – это размеренность, неторопливость жизни, в которую еще не пришел технический прогресс. Нет телефонов, телевидения, телеграфа и прочих атрибутов современности.
Как-то Астрахан произнес фразу, которая мне показалась ключевой: «Мы будем максимально исторически верны, а те реалии, которые покажутся не совсем понятными современному зрителю, будем адаптировать».

— Кто занимается созданием вашего образа? Стилисты-гримеры? Или на площадку приглашаются историки, которые должны следить за тем, чтобы все было в духе 19-го века?

— За все исторические соответствия отвечает самый главный на съемочной площадке – Дмитрий Астрахан. У него есть удивительное чутье жанра. Даже когда сцена сыграна, казалось бы, органично и верно, он предлагает ее переснять. Одним словом, он создает культуру нашего телефильма. Ко всему прочему, он театральный режиссер и сейчас снимает театр по-театральному. На площадке часто возникают споры и конфликтные ситуации между режиссером и актерами. Но при всем при этом я, безумно уставая за 12 часов съемок, домой всегда возвращался счастливым и духовно обогащенным. С Астраханом работать всегда интересно. Мы с ним делаем маленькое искусство.

— Что современный зритель должен взять из фильма?

Зритель главным образом ищет соответствия. Он соотносит себя с историческими персонажами. Вот в этом-то и заключается парадокс искусства: мы играем мужчин и женщин 19 века и ищем точки соприкосновения с нами, живущими в 21 веке. Вообще, было бы глупо изображать в чистом виде людей из позапрошлого столетия – никто на это смотреть не будет. Мы современные люди, мыслящие по-современному. Поэтому мы живем их судьбами, но в нашем, близком зрителю, мире.

— Каким Вы увидели своего героя?

Я играю достаточно благородного, не совсем компромиссного человека. В нем есть сила и мужественность. Кстати, про мужественность в кино мы все чаще забываем и подменяем ее, образно выражаясь, накачанными мужиками, которые бегут с ружьями в руках. А наша сила как раз в нашей совестливости, благородстве. И, главное, в вере.

— А случалось ли с во время съемок что-то необычное, курьезное?

— О да! Был тут один такой случай, когда мы играли любовную сцену. Помещение было неотапливаемое, играть пришлось много дублей, а я и моя партнерша были раздеты догола и лежали в постели под светом прожекторов. Проходит немного времени и от холода мы начали просто синеть, а с этим ни один грим не справится. Нам не оставалось ничего другого, как согревать друг друга теплом своих тел. Вот после этого я понял: любовные сцены нужно играть по-настоящему.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector