})
Search
24 октября 2021
  • :
  • :

Интервью с Александром Стриженовым

Интервью с Александром Стриженовым

Александр Стриженов о фильме «Самка», мэйнстриме, «Монти Пайтоне» и о том, как сложно переиграть маску
Статьи о кино

 
 
 
 
 

Интервью с Александром Стриженовым

После просмотра «Самки» ваша смелость как одного из продюсеров не может не вызывать восхищения. Все эти накладные бороды, мамонты, большая степень условности.

Константинопольскому надо было оттенить наши кукольные образы, поэтому он пригласил зрителя в своего рода кукольный театр. Это же, если вдуматься, полный «Мапет шоу».

А как вы относитесь к «Монти пайтону» и их современным продолжателям вроде «Майти буш», «Не та дверь»? По-моему, юмор в фильме местами совершенно британский…

Я их очень люблю, но в данном случае, я ведомый. Я – артист, приглашенный на роль. Я, как продюсер, помог организовать процесс, а дальше им руководил Григорий. Мне понравился материал. Мне показалось, что это дерзкая и смешная новая русская сказка. С определенной долей психоделики даже. Причем ведь непонятно, что же это за персонаж. Я не играл снежного человека, я играл некий плод фантазий героини, собирательный образ светского обаятельного мужчины. В фильме же нет звериных ужимок и прыжков. Ну, то есть можно было взять профессионального гимнаста и заставить его скакать по деревьям. Если бы мы делали блокбастер, мы бы так и поступили, а заодно выдали бы оператору Клименко кран, стэдикам, рельсы…

Не получилось бы так искренне…

Конечно! Тут была возможность просто поставить камеру и разглядеть некие взаимоотношения, которые происходят между персонажами. Мне кажется, блистательная роль у Кати Вилковой. Она безумно смешная, яркая смелая и красивая, когда у нее лицо грязью измазано. И у Ксении Бабушкиной тоже прекрасная роль. Так и тянет сравнить ее с Мордюковой, да простят мне киногурманы. Она тоже казачка, у нее есть эта стать.

Интервью с Александром Стриженовым

В «Самке» вообще удивительно к месту звучат все эти советские деревенские мотивы, словно из картин Шукшина или…

…«Любовь и голуби» (1984), скорее.

Ведь этот язык с падением СССР был фактически вычеркнут из кинематографа, хотя те же «Любовь и голуби» все обожают. Вам кажется, его стоит вернуть?

Мне кажется, стоит. Во всяком случае, ничего другого не было придумано, чтобы заменить этот огромный пласт, действительно очень любимый зрителем. Тогда ведь не было никакого мэйнстрима и артхауса – было хорошее кино и плохое. Смешное, умное, ироничное, трагическое. Было кино, которое шло в кинотеатрах. И почему все сейчас пытаются все время зарабатывать деньги на псевдомэйнстриме? Мне в этом плане «Самка» очень нравится. Хотя, конечно, надо измерять свои возможности, в том смысле, можешь ли ты оплатить такую смелость. Можно ли на такое кино потратить, скажем, 3 миллиона долларов?

Можно?

Да, но это будет уже совсем другое кино.

Оно что-то потеряет?

Безусловно, потеряет. Но в данном случае, мы этого уже никогда не узнаем и всегда останемся в категории «может быть».

Что было сложнее: все время работать в сложном гриме в «Самке» или оставаться один на один с камерой в «Кошечке» (2009), имея из декораций только шкаф и топор?

Григорий вообще безмерно талантливый человек. Я от огромного количества предложений отказываюсь из-за невозможности объяснить себе, зачем мне это нужно. Работа на ТВ вполне обеспечила меня популярностью, и от кино я жду другого. И там и там были очень хорошие литературные первоисточники, и этим было интересно заниматься. Тяжелее было, конечно, на «Самке». Ежедневный грим, костюм, потом сам выезд. На «Кошечке» мы просто разбирали текст и снимали. Это как экзамен по сценической речи в институте, берешь текст и переживаешь эпизод, где-то эмоциональнее, где-то отстраненнее. Так сказать плетешь эмоциональные кружева. Это было интересно, но я знал, как это сделать. А «Самка» – простая этюдная история, есть текст и режиссер разводит мизансцену. Была, конечно, проблема с огромным количеством свободного времени, но я взял с собой ноутбук с большой диагональю и пока гримировался, пересмотрел огромное количество фильмов. Непросто было придумать механизм, как переиграть маску. Понять, насколько она подвижна, насколько подвижно в ней лицо, мимика. Звериная пластика была не нужна. Нужно было наоборот быть таким светским парнем. Все ужимки должны были быть очень человеческими, это ведь вполне привычная ситуация столкнуть жену и любовницу лбами и уйти в запой. Почти все через это проходят.

Интервью с Александром Стриженовым

Вот вы говорите, история психоделическая, но в клетке же кто-то сидел? В самом начале героиня же еще не успела пробовать грибы.

Свидетелей не осталось, как вы понимаете.

А камера? Получается как в «Прирожденных убийцах» /Natural Born Killers/ (1994)…

Камера потеряна. Кто убил охотников – неизвестно.

Как будто про фильм ужасов рассказываете…

Нас предостерегали, что сказка не может быть такой кровавой.

Языческие нередко бывают и кровавыми.

Ну да. У нас там есть и языческие мотивы, и Шарль Перро, и «Аленький цветочек».

Последнее время дикарей в кино принято изображать лучше, чище людей, а, скажем, лет 30 назад, обычно это были людоеды какие-нибудь с которыми герои-обыватели воевали. Ваш снежный человек получился обычным нормальным мужиком. Как вы думаете, человека формирует в первую очередь природа или все-таки цивилизация?

Нахватался бы он от нас какого-нибудь говна при непосредственном столкновении? Вполне возможно…

Снежный человек существует?

Да Бог его знает… Появляются же время от времени фотографии. Был в Америке какой-то Гарри, но он скорее обезьяна.

А наши снежные люди скорее кто?

Наши скорее люди.

Также читайте рецензию на фильм «Самка» (2010)




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector