})
Search
29 ноября 2021
  • :
  • :

Интервью с Борисом Хлебниковым к выходу «Короткого замыкания»

Интервью с Борисом Хлебниковым к выходу «Короткого замыкания»

Один из пяти режиссеров альманаха «Короткое замыкание» Борис Хлебников рассказал о том, как трудно произнести «я тебя люблю» и о том, что российское кино теряет независимость.
Статьи о кино

 
 
 
 
 

Альманах «Короткое замыкание» (2009) – пять историй о любви, рассказанные пятью российскими режиссерами: Борисом Хлебниковым, Петром Бусловым, Иваном Вырыпаевым, Алексеем Германом-младшим и Кириллом Серебренниковым. Когда под одной обложкой собираются люди, которые определяют облик российского арт-хауса в прокате и на международных фестивалях (фильм стал участником венецианского биеннале), есть соблазн отыскать в их работах нечто общее. О том, следует ли искать в «Коротком замыкании» солидарное высказывание новой генерации режиссеров, мы спросили Бориса Хлебникова, автора новеллы «Позор».

Интервью с Борисом Хлебниковым к выходу «Короткого замыкания»

— Нам показалось, что «Короткое замыкание» – своего рода манифест новой волны современного российского кино, и что смысл этого манифеста в возвращении к чувствам в противовес интеллектуальным играм и идеологическому пафосу. Мы правильно вас поняли?

— Это абсолютно все по-другому. Мы ни о чем не договаривались – пять режиссеров снимали пять разных фильмов. Это странно считать манифестом. Условия нашей работы были построены так, что мы вообще не знали сценариев друг друга. Это ни в коем случае не осознанный манифест. Так получилось, что мы высказались, не сговариваясь, определенным образом.

— Тем не менее, одна общая штука, которая бросается в глаза. Все пять фильмов так или иначе рассказывают о неумении разговаривать. Фильмы о любви, в котором никто не может сказать «Я тебя люблю». Вообще ничего не может сказать ни начальнику, ни другу, ни милиционеру, ни девушке. Ни на своем языке ни на чужом. Это важно для вас?

— Это важно для меня. Спасибо, вы первый журналист, который это точно сформулировал и не назвал это чернухой. Это мне очень важно, мне кажется это очень обаятельно. Это просто как раз показывает нашу инфантильность, всех пяти режиссеров. Просто очень сложно в кино сказать «Я тебя люблю», все пять режиссеров засмущались, как в школе. Это проблема коммуникации. Проще назвать дурой, чем сказать «Я тебя люблю».

— Как любили в Венеции?

— Нормально. За границей вообще сложно понять, как восприняли фильм. Все очень благодарные зрители. Наверное хорошо.

— Вы благодарный зритель? Когда вы ходите в кино, что там  для вас важно?

— По-разному, это зависит от настроения, от того, в кинотеатр я иду или собираюсь смотреть DVD. Наверное, в кино я пойду смотреть большое американское кино.

— Какие фильмы в последнее время были вам особенно милы?

— Последний фильм, который мне понравился – «Район №9».

— А как насчет русского кино? Российские зрители, кажется, не очень-то последнее время ходят на него…

— Вы знаете, это очень сложный для обсуждения вопрос, очень длинный. Людей очень много обманывали рекламой фильмов и в результате отпугнули. Во-вторых, если это какое-то кино чуть-чуть посерьезней, его прокатом в принципе никто не занимается. В-третьих, есть еще просто уход зрителей из кинозалов по всему миру. Вот даже я сейчас в кино хожу уже только как на аттракцион, а более серьезное кино я буду смотреть дома.

— «Короткое замыкание» выходит как раз в конце десятилетия. Не то, чтобы оно его закрывает, но можно предположить, что оно откроет новое. У вас есть предположение – каким будет новое русское кино десятых годов?

— Понятия не имею. Мне кажется, что если в девяностые и двухтысячные кино было очень независимым, и в хорошем, и в плохом смысле. Независимым ни от чего. А сейчас мне кажется оно быдет очень плотно зависеть от того, что будет происходить в стране. Мне кажется, что за кино взялись, восприняли его, как серьезный идеологический инструмент.

— Вы думаете, что давление усилится?

— Я думаю, да.

— А это хорошо или плохо?

— Я не думаю, что я компетентен это комментировать. Я думаю, что кино во всех странах мира было мощным идеологическим оружием. Наверное, это плохо. Но это как бы факт. Я раньше думал, что от кино как-то отстали, потому что его особенно никто не смотрит, хватает телика. Нет, все же взялись за кино.

— Есть какие-то западные фильмы, смотря которые, вы бы думали: черт, как жалко, что это не в нашей стране снято, не с нашими актерами, не я снял?

— Вы знаете, я как раз пишу сценарий вместе с Александром Родионовым – римейк американского фильма. Это вестерн пятидесятых годов, называется «Ровно в полдень». Я ответил на ваш вопрос?




Adblock
detector