})
Search
20 октября 2021
  • :
  • :

Интервью с Кейт Бланшетт

Интервью с Кейт Бланшетт

Галадриэль Питера Джексона возвращается в свой «второй медовый месяц» в Средиземье

Статьи о кино

 
 
 
 
 

Мы встречаемся с ней в зале для ожидающих вылета в аэропорту JFK – она только что сыграла главную роль в последнем фильме любимого трудного ребенка Манхэттена, и ей не терпится вернуться домой в Сидней. Для Бланшетт это обычное дело: ненадолго прилетать в разные уголки мира, чтобы поработать с самыми выдающимися режиссерами, после чего при первой же возможности мчаться обратно домой. ­Доведись вам сыграть с ней в бинго на тему крупных кинорежиссеров, карта Бланшетт была бы почти заполнена. Она уже вычеркнула Спилберга, Финчера, Рэйми, Аллена, Миядзаки, Скорсезе (с «Оскаром» в придачу), Малика, Содерберга и Ридли Скотта, а в инди-уголках у нее – Хейнс и Джармуш. До фулл-хауса остались лишь Кэмерон и пара Коэнов.

Кейт Бланшетт

Интервью с Кейт Бланшетт

Впрочем, беседуем мы сейчас о режиссере, имя которого Бланшетт отметила уже пять раз – а то и все шесть, зависит от окончательных результатов – и это Питер Джексон. Почти 12 лет назад Джексон выбрал Бланшетт на роль Галадриэль, эльфийской «королевы» (хотя она и отказывается от этого титула) в трилогии «Властелин колец». Теперь – что, возможно, покажется удивительным тем, кто читал книгу, – спустя десять лет она вернулась в Средиземье, чтобы выступить в этой роли в как минимум в двух из трех фильмов-экранизаций «Хоббита».

За годы между путешествиями в мир Толкиена Бланшетт упрочила свою репутацию одной из самых разноплановых актрис этого – да и любого другого – века. Будь то навязанная власть и величие в «Елизавете», безрассудное уничтожение своей жизни («Скандальный дневник») или марширующий советский ужас («Индиана Джонс и Королевство хрустального черепа») – она растворяется в любой роли как молоко в кофе. Да и на сцене делает то же самое – руководя с 2009 года Сиднейской театральной компанией вместе с мужем, драматургом Эндрю Аптоном. Но прежде чем мы обсудим все остальное, нам нужно поговорить об эльфах и вожделенных волшебниках-геях.

Немного странно говорить с вами о роли в «Хоббите», ведь в книге-то Галадриэль не было…
Ну, кажется, ее там вскользь упоминали. Но вы имеете в виду, как вышло, что я оказалась в фильме? Я, как и любой фанат Питера Джексона, была наслышана о том, что у него в планах съемки «Хоббита». Я читала книгу своим детям, так что хорошо помнила сюжет, и подумала: «Ну, меня-то вряд ли попросят вернуться». А потом уже узнала, что, поскольку в «Хоббите» практически нет женщин, они, возможно, введут пару женских ролей, чтобы придать происходящему немного остроты, и, возможно, одной из них будет Галадриэль. Больше я об этом не размышляла – до тех пор, пока Питер не позвонил мне, чтобы спросить, не поучаствую ли я несколько дней в съемках. И это действительно оказались несколько дней. Когда я впервые обо всем услышала, предполагалось, что фильм будет всего один. Потом он перерос в два, и, думаю, это говорит об уровне понимания Питером литературного источника. Он очень глубоко погрузился в текст. В первых фильмах и Галадриэль, и мои сцены были в значительной степени связаны с Фродо, а теперь мы по большей части связаны с Гэндальфом. Как образовался Белый Совет, как он дал трещину – вот в этой теме я задействована.

Кейт Бланшетт и Питер Джексон на съемках фильма "Хоббит: Нежданное путешествие"

Интервью с Кейт Бланшетт

То есть вы будете в первых двух фильмах?
Видимо, да. Пожалуй, только сам Питер знает, что куда пойдет. Кто знает, может, фильмов станет три.

Их уже три…
Что? Нет. Вы меня разыгрываете. Нет.

Серьезно: «Нежданное путешествие», «Пустошь Смауга», и вот теперь «Туда и обратно».
Как чудесно! Сериал прямо неисчерпаемый! Вау. Когда я приехала в Новую Зеландию, фильм был всего один. Это как ящик Пандоры, правда? Открываешь крышку – и наружу рвутся мириады фильмов. Сознание Питера – словно лабиринт. Не удивлюсь, если в итоге фильмов окажется десять.

Пусть Галадриэль и нет у Толкиена в «Хоббите», в других частях его книг ей отведено куда больше места и подробностей – например, то, как она пришла к власти. Это как-то затрагивается?
Я говорила с Филиппой Бойенс и Фрэн Уолш, которые словно энциклопедия Толкиена, они обсуждали дополнительные упоминания Галадриэль в приложениях, и были совершенно ими очарованы. Так что не только сама история «Хоббита», весь этот мир расширяется вокруг отдельных героев. Филиппа и Фрэн – чудесные рассказчицы, но при этом они понимают, что зрителей привлекают определенные персонажи, что зрители к ним привязаны. Мне кажется, эти персонажи настолько богато выписаны, что их предыстория завораживает почти в той же степени, что и сюжет самого «Хоббита».

Интервью с Кейт Бланшетт

В ранние годы Галадриэль ее описывают почти что как воительницу. Увидим ли мы вас в бою?
В бою? Нет, не совсем. Невероятный хаос того времени отражен в сценах с Галадриэль и Гэндальфом. Их мир начинает рушиться, а Белый Совет не хочет ничего об этом слышать – на самом деле немного смахивает на ситуацию с глобальным потеплением. Они не хотят ничего слышать о том, что с миром не все в порядке, и что зло осталось без присмотра и вырвалось на свободу. Они, наверное, ощущают приближение великой войны, и Совет начинает расходиться во мнениях, как следует противостоять угрозе. Речь об ответственности тех, кто наделен властью принимать решения и действовать.

Как прошел первый день в этом мире, столько лет спустя?
Ну, поскольку в первый раз это был совершенно особенный опыт, ощущения были, будто отправляешься во второй медовый месяц. Вы бы хотели пережить второй медовый месяц? А что если он разрушит романтику первого? Но все вышло словно в путешествии во времени. Та же команда, во многом тот же актерский состав. Мы с Хьюго Уивингом обсуждали сложности ролей эльфийских персонажей. Они лишены возраста. А я нет. И вот мы возвращаемся десять лет спустя, но при этом играем их во временном отрезке за много лет до первых фильмов. Немного странно. Пожалуй, в этот раз нам понадобилось чуть больше грима.

Хьюго Уивинг, Питер Джексон и Иэн МакКеллен

Интервью с Кейт Бланшетт

Как изменился Питер Джексон со времени съемок «Властелина колец», когда он был скорее культовым постановщиком, решившимся на большой шаг, нежели одним из самых заметных кинорежиссеров в мире?
Он сейчас стал стройнее и энергичнее. И я по-прежнему хочу его причесать. Каждый день испытываю сильнейшее желание просто подойти и причесать его. Но он все так же оживлен и полон энтузиазма, он такой же странный, страстный камикадзе, как и всегда.

А что насчет повторной работы со старыми коллегами-актерами?
Ну, Хьюго Уивинга я хорошо знаю, мы много работали на сцене и снимались вместе еще в одном фильме – так что в этом случае нет ощущения какого-то воссоединения. Наши отношения со времен «Властелина колец» даже стали существенно ближе. Что для меня стало исключительным – так это поработать с Ианом МакКелленом. Во «Властелине колец» мы пересекались лишь вскользь, а вот моя небольшая роль в «Хоббите» связана преимущественно с ним. Он просто бог. Играть с ним – очень важный момент моей карьеры. Он чудесный человек и один из самых выдающихся актеров мира. Я искренне считаю, что он один из лучших в истории.

Теперь, когда вы снялись в пяти – или, возможно, шести – фильмах из серии «Властелин колец», что прежде всего вспоминается о работе над проектом в целом?
О боже, столько всего. Я живо помню, как во «Властелине колец» Вигго Мортенсен и Пит весело уезжали в своих доспехах, будто направляясь на матч по регби. Каждую субботу они отправлялись снимать какую-то из битв для последнего фильма, и выглядело все так, будто провожаешь их на матч по регби. Страшно веселила нормальность и одновременно странность ситуации. Как они вприпрыжку несутся поубивать немного орков. А для меня лично, помимо фантастической возможности работать с Питером, Филиппой и Фрэн – я ведь была поклонницей Питера еще со времен «Живой мертвечины», – важно было просто побыть рядом с Ианом МакКелленом. Я влюблена без памяти. Вот если бы он был натуралом…

Но ведь вы замужем и у вас трое детей, так что не будь он геем, все стало бы еще сложнее…
 (вздыхает) Знаю. В другой жизни. Может, в какой-нибудь другой вселенной мы блаженно счастливы вместе.

Кадр из фильма "Елизавета"

Интервью с Кейт Бланшетт

Глядя на ваше резюме, можно заметить, что вы возвращались только к двум ролям: Галадриэль и Елизавета I. Обе королевы. Это отражение какого-то тайного желания власти или любви к ношению короны?
Ха. Это единственные персонажи, которых меня попросили сыграть повторно. Нет, это не имеет никакого отношения ко мне или к моей предрасположенности к королевам, дело лишь в рассказываемых историях. Елизавета была невероятно влиятельной исторической фигурой, Галадриэль в своем мире, во вселенной Толкиена, тоже занимала совершенно особое место. Так что дело не во мне, дело в этих мирах и сюжетах. Мне просто повезло с ангажементом.

Роль Елизаветы случилась в вашей кинокарьере относительно рано и стала серьезной отправной точкой. Что вы чувствовали, берясь за нее – ведь королеву играли уже столько раз до вас?
Ну, я уже не была какой-то молоденькой инженю. Конечно, киноработ у меня было немного, но я долго играла а театре, в общем, когда выпал этот шанс, я не была просто девятнадцатилетняя не-пойми-кто. Если считать в годах актрис, которые в этом отношении почти как собачьи года, пожила я уже изрядно. Волновало меня, пожалуй, то, насколько по-разному к этой роли обращались другие – Флора Робсон, Джуди Денч, Бетт Дэвис1 – и я думала: «Ну а я-то что смогу сюда добавить?» Но было одновременно и своего рода раскрепощение. Мне было нечего терять. Когда получаешь подобную роль, на страх уже просто нет времени. Берешь себя в руки – и вперед.

Пусть вы не были широко известны до того, как вышел фильм, зато после премьеры вы стали одной из самых обсуждаемых актрис в мире. Что вы помните о том времени?
Ну… к счастью, фильм принес мне новую работу, так что я просто продолжила сниматься. Оглядываясь назад, понимаю: хорошо, что не соблазнилась сразу новой большой ролью. Я снялась в «Управляя полетами» и в «Талантливом мистере Рипли», а потом еще играла в театре. У меня не было ощущения, что надо идти и непременно браться за роли с как можно большим количеством реплик. Ну, как, собственно, и с «Властелином колец», для меня важнее быть частью чего-то особенного и работать с выдающимися режиссерами, нежели просто быть главной героиней. Меня волнует сам процесс. Я была страстно заинтересована в работе с по-настоящему хорошими режиссерами, неважно, какого масштаба у меня роль. В результате у меня есть действительно выдающийся опыт – часть его вылилась в чудесные фильмы, часть нет, но мне все равно невероятно повезло.

Кадр из фильма «Талантливый мистер Рипли»

Интервью с Кейт Бланшетт

И вы ведь сыграли еще одну английскую королеву…
Неужели? Какую же?

Вы были королевой Елизаветой II в одной из серий «Гриффинов».
 (смеется) О Боже! Верно! Совершенно вылетело из головы.

И как вас угораздило попасть в «Гриффинов»?
Ну, меня попросили. Попросили озвучить подружку Стьюи в одной из серий2, что я с восторгом и сделала. Мне очень нравится этот сериал. Потом ко мне обратились еще раз – спрашивали, не прочитаю ли я в новой серии одну реплику Елизаветы II. Кстати, никогда не видела ту серию, так что понятия не имею, что там происходит.

Не хочу спойлерить, но вы там погибаете в туннеле.
Боже мой. Как грубо. Заниматься такими вещами – всегда сплошное удовольствие. Я была чрезвычайно рада поучаствовать в подобной работе – когда у тебя (понижает голос) звучный голос, тебя часто просят сыграть массу других звучных голосов. Так что очень здорово делать что-то действительно… безумное. Это необычно. Все, что я ищу – новый необычный опыт. Мне нравится, когда я понятия не имею, что из этого выйдет.

Вам часто предлагают работу наподобие того, что было в «Гриффинах»? Большая часть вашего комедийного опыта – в камео, наподобие «Гриффинов» и «Типа крутых легавых»3. А более серьезные комедийные роли вам предлагали?
Ну, по-моему, вообще все – комедия. Я участвовала в массе проектов, где были крайне смешные эпизоды, просто они не обязательно оказывались на экране. Вот почему так здорово играть на сцене – знаешь, что эти абсурдные и комедийные моменты не пройдут незамеченными. Больше контролируешь подачу и тональность того, что видят люди. Но вот что забавно: когда попадаешь в киноиндустрию через какую-то определенную дверь – киноиндустрия в этом отношении весьма буквальна, – сложно потом войти туда впоследствии через другую. Можно стенать по этому поводу, а можно думать: «Ну, раз такие дела, пойду-ка я отсюда и займусь чем-нибудь другим». Но для меня смешно все.

Кадр из фильма "Типа крутые легавые"

Интервью с Кейт Бланшетт

Вы легко можете заскучать?
У меня трое детей. Мне некогда скучать.

Я имею в виду в творческом плане. Чуть раньше вы сказали, что массу ваших ролей снимали всего по нескольку недель. Это из-за того, что вы всегда стремитесь к чему-то новому?
Нет, отнюдь. Дело вовсе не в непоседливости, совершенно нет. Просто практичность. У меня трое детей в возрасте от четырех до десяти лет, а еще мы с мужем руководим Сиднейской театральной компанией4, так что единственные кинопроекты, за которые я могла браться – те, что можно снять за время школьных каникул или просто очень быстро, чтобы я могла вписаться в съемочный период. Десять дней «Хоббита» были абсолютной благодатью – это огромное веселье, и ты сразу знаешь, что результат будет выдающийся, и даже будучи всего лишь малой частью всего, я очень рада выступить шестеренкой этой махины.

Вы работаете над фильмами в режиме коротких импульсов – значит ли это, что вы лишаете себя ролей из-за нехватки времени?
Невозможно заниматься всем сразу. Я ни о чем не жалею. У меня есть дети, это для меня важнее всего, так что я не могу браться за все подряд. Разумеется, были проекты, которыми мне бы хотелось заняться, но я не смогла – но, помимо этого, я успела массу фантастических вещей в Сиднейской театральной компании. Ни на что не променяла бы ни секунды этого времени.

«Бенджамин Баттон…» – фильм, который никак не назовешь быстрым. С момента первоначальных переговоров до премьеры прошли годы. Что в этом проекте стоило того?
Желание работать с Дэвидом Финчером. Я действительно горжусь тем, что стала частью этого фильма. Эрик Рот написал прекрасный сценарий, но, поскольку это история жизни, сцены довольно эпизодичны. Таким чувством драйва и эмоций фильм обязан виртуозному режиссерскому чутью Дэвида. Он настоящий мастер режиссуры. И чтобы поработать с ним, я бы потратила все время на свете.

Кадр из фильма «Загадочная история Бенджамина Баттона»

Интервью с Кейт Бланшетт

Вы уже несколько лет управляете Сиднейской театральной компанией. Почему вы решили заняться этим и отойти от кино?
Это весьма журналистский взгляд на вещи. Здесь не ситуация «или/или». Такой подход как бы предполагает, что твоя карьера развивается как линейное повествование. Но на самом деле все куда более случайно, нежели может показаться на бумаге… В общем, это не было решением покинуть кинематограф. Звучит будто побег от чего-то. К Компании я шла уверенными, широкими шагами. Для работы в театре я посещала школу актерского мастерства, да и с Эндрю мы встретились в театре. В Австралии невероятная база талантов, и вернуться ко всему этому и стать частью работы других людей – поистине фантастическая возможность. В общем, это не значило, что я больше не хочу заниматься кино – лишь то, что я хочу заниматься театром, и это слишком прекрасный опыт, чтобы от него отказываться.

Возвращаясь к ранним дням карьеры – какие роли вам обычно доставались в театральном колледже?
Я играла всех этих шекспировских героинь – Офелию, Миранду, Виолу. А поворотный момент наступил, когда меня выбрали на роль Олеанны в одноименной пьесе Дэвида Мамета, в паре с Джеффри Рашем. Это была невероятно масштабная, мощная, шокирующая пьеса, замечательно было выходить каждый вечер и видеть, как люди, покидая театр, иногда даже дрались в фойе. Постановка порождала очень грубую ответную реакцию. Это возбуждало.

У вас было пять номинаций на «Оскар», но досталась премия лишь за роль Кэтрин Хэпберн в «Авиаторе». Роль очень непростая – героиня настолько самобытна, что рискуешь сделать образ карикатурным, – почему вам захотелось ее сыграть?
Мартин Скорсезе. Аналогичный ответ на вопрос «Почему вы решили сыграть Галадриэль?» – Питер Джексон. Я согласилась бы на любую просьбу Скорсезе – и, к сожалению, он попросил меня сыграть Кэтрин Хепберн, было страшно до смерти. Никакого кабаре, серьезный спектакль из истории ее жизни. Пытаешься сыграть ее не канонически. В ролях типа Галадриэль есть свои плюсы: образ знаком людям только по книгам – хотя всегда найдется армия фанатов Толкиена, разочарованных тем, что ты сделал. Но когда ты просто принимаешь это как данность и сосредоточиваешься на том, что проходишь это испытание вместе с Питером Джексоном или Мартином Скорсезе, вот тогда получается по-настоящему сконцентрироваться. И тогда все становится в радость.

Кадр из фильма "Авиатор"

Интервью с Кейт Бланшетт

Вы недавно работали с Терренсом Маликом. Он – загадка практически для всех, кроме тех, кто с ним сотрудничал. Что скажете о нем?
В нем есть та женственная загадочность, к которой нас всех так тянет и которая крайне редко встречается у мужчин. Он джентльмен, старомодный кавалер-южанин, который может сказать что-нибудь типа: «Говори с ним так, будто он твой брат». И так ты и делаешь. Он обезоруживающе искренен и открыт, но я лишь немного узнала его, отнюдь не возьмусь утверждать, что знакома с ним близко. По-моему, он всю жизнь снимает один большой фильм – будь то «Древо жизни», родившееся из «Дней жатвы», или эта документалка, над которой он работает. Все это один огромный общий план, над которым он работает всю свою жизнь, и быть с этим рядом – просто завораживающее переживание.

Что вы можете рассказать о своей роли у него?
Ну, он как Вуди Аллен – хотя с Вуди Алленом у меня на руках был полный сценарий6. А у Терри получаешь лишь отдельные страницы – или вовсе отрывок стихотворения. Я чувствую, что постигла атмосферу фильма, но вот саму историю вам рассказать не смогу. У меня всего несколько съемочных дней в Лос-Анджелесе с Кристианом Бейлом. Терри говорил о них в контексте трилогии любовных историй. Вспомните «Дни жатвы», «Новый мир» или «Древо жизни» – они пропитаны сильнейшей тоской по высшей форме любви. Именно это он и исследует всю свою жизнь.

Ваша кинокарьера была чрезвычайно разнообразна. Представьте, что завтра вы решите закончить с работой – что останется неисполненным?
Очень трудный вопрос, но я много размышляла об этом. Прекрасные вещи встречаются сейчас на телевидении – это постоянно развивающийся вид искусства, и мне бы хотелось попробовать себя и там. Но все дело во времени и людях. Занятия в школе заканчиваются в три, так что если меня что-то и способно от этого отвлечь, оно должно быть чем-то выдающимся. Что же еще я не успела? Хм-м-м… Никогда не выращивала овощи. И ничего не знаю о животноводстве. Стоит подзубрить это дело.

Примечания:

1 Флора Робсон в «Морском ястребе», Гленда Джексон в «Елизавете: Королеве английской», Джуди Денч во «Влюбленном Шекспире» и Бeтт Дэвис в «Королеве-девственице».

2 Бланшетт озвучила Пенелопу в серии «Мистер и миссис Стьюи» и королеву Елизавету II в «Зрительской почте №2», обе из десятого сезона «Гриффинов».

3 В этом фильме у Бланшетт очень мимолетное появление с лицом, скрытым под маской, в роли Жанин, экс-подружки Николаса Энджела – эту роль она получила, признавшись в том, что ей нравится «Зомби по имени Шон».

4 В 2009 году Кейт Бланшетт и ее муж Эндрю Аптон стали художественными руководителями компании – и привели ее к самому успешному за долгие годы периоду с постановками вроде «Гедды Габлер» и «Трамвая “Желание”». Аптон сейчас в основном отвечает за текущее руководство театром.

5 В 2013 году Бланшетт появится в «Рыцаре кубков» – если не падет жертвой знаменитого безжалостного монтажа Малика, – а также еще в одном его фильме, у которого пока нет названия.

6 В фильме Аллена 2013 года – также пока безымянном – Бланшетт играет богатую женщину, вынужденную уехать из Нью-Йорка в Сан-Франциско после финансового краха. Съемки шли неделю в Нью-Йорке, пять недель в Сан-Франциско, также в нем снимались Алек Болдуин и Питер Скарсгард.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector