})
Search
20 сентября 2021
  • :
  • :

Интервью с Ольгой Дыховичной

Интервью с Ольгой Дыховичной

Актриса, сыгравшая главную роль в фильме «Портрет в сумерках», рассказывает о женской судьбе, новой буржуазии и российских продюсерах
Статьи о кино

 
 
 
 
 

Актриса, сыгравшая главную роль в фильме «Портрет в сумерках», рассказывает о женской судьбе, новой буржуазии и российских продюсерах

Кадр из фильма

Интервью с Ольгой Дыховичной

В каком-то смысле мы обе оказались в точке жизни, когда перемены неизбежны. В жизни Ангелины это была такая уже точка отчаяния, профессионального, когда есть и талант, и ремесло, и нью-йоркское образование, но все это игнорируется людьми «допускающими» в профессию. Абсурдная несправедливость. Может быть, потому что женская судьба в этой профессии особенная. И для Ангелины это был период, когда еще чуть-чуть и будет «точка невозврата» и нужно расставаться с мечтами. А для меня в силу моей личной драмы старая жизнь закончилась. Я долгое время работала на телевидении на продюсерских проектах, но это были истории нанятого человека, который очень четко выполняет форматные вещи, и это скучно невероятно. В какой-то момент скука превращается в образ жизни, и ты за этой скукой не замечаешь унижения, через которое проходишь, работая на «формат», а на самом деле на каприз и «нра не нра» конкретных людей… Поэтому для меня это была точка «ноль», когда вот так больше уже невозможно. У меня был написан короткий сценарий – «Портрет в сумерках», я думала сама его ставить, и история была немного другой. Потому что героиня была сильно старше, чем герой. И как-то так получилось, что Ангелина прочитала этот сценарий, мы поговорили про свои точки отчаяния и поняли, что этот сценарий может обрести новую жизнь в нашем альянсе. Ангелина взяла ситуацию в свои руки – переосмыслила сценарий и нашла новые акценты. И я абсолютно доверилась ей, как режиссеру-постановщику. Неожиданно для меня, Геля увидела меня в роли Марины и, соответственно, увидела другую драму без возрастного конфликта. Я-то видела в этой роли кого-то вроде Фанни Ардан, встречающую молодого мальчика… Но Ангелина предложила переписать историю на двух примерно одного возраста взрослых людей и тем самым сместить акцент на дуэль мужчины и женщины.

Проект ведь независимый, как так получилось?

Была долгая история со сценарием, который побывал, кажется, у всех наших продюсеров, и всем понравился. Был продюсер, который сказал Ангелине, что она должна снять кинопробы, которые были сделали, и они ему тоже понравились. Но, видимо, оставалось еще какое-то сомнение, и он предложил это решение отложить на полгода. И Ангелина фактически получила очередной отказ, без объяснения почему: то ли потому, что дебют, то ли потому, что женщина…

Это и странно, потому что это сценарий вполне динамичный, с историей. Масса картин, в которых вообще ничего не происходит, получают финансирование и запускаются.

Это было такое: ну, я не знаю, а вдруг у не получится… То есть это – «а вдруг», «а если», «а давайте потом решим». Им-то некуда торопиться, у них все бюджеты уже расписаны. Тогда мы положили на стол друг перед другом деньги, которые у нас были, и решили, что снимем кино несмотря ни на что. Я верила в Ангелину и в ее режиссерскую силу, и знала, что никто другой не сможет сделать кино в таких обстоятельствах, когда единственное, на что можно опереться – это талант, сила воли и титаническая работоспособность. Сумма была просто смешнейшая, меньше, чем люди тратят на один съемочный день. Конечно же, очень сложно долго без денег работать с командой. Потому что на короткий проект люди, наверное, включаются и на энтузиазме могут просуществовать, а когда съемочный период длится месяц, а до этого были кастинги еще два месяца, выбор натуры… И вся команда и, понятно, мы в том числе – на абсолютном энтузиазме. Денег не было до окончания первой версии монтажа. Я помню свой шок, когда увидела фильм впервые, потому что Ангелина мне ничего не показывала до момента, пока в монтаже не сложится фильм, чтобы не лишить меня удовольствия быть первым зрителем. Я не ожидала такого мощного эффекта от фильма… И вроде я была на съемочной площадке, вроде видела, как все это делается, но не представляла, что история, которую я знаю, настолько затянет меня и заставит даже забыть, что я на экране. В этот момент я поняла, что на моих глазах родился большой режиссер.

А когда, хотя бы примерно, прокат?

Мы планируем выпуск картины в конце октября – в начале ноября. Это будет ограниченный прокат, и заниматься им мы планируем самостоятельно. Дистрибьюторы не будут выпрыгивать из собственных рамок ради одной нашей картины, а мы чувствуем силу – раз мы все это уже прошли, ну, неужели мы не сможем просто на энтузиазме и желании добиться результата прокатать картину лучше, чем дистрибьютор. Может быть, мы ошибаемся, но мы идем своей дорогой.

Кадр из фильма

Интервью с Ольгой Дыховичной

А у вас был какой-то импульс к написанию этой истории? Хотя буквально личной она не выглядит.

Это точно не личная история. Есть какие-то фильмы, которые меня вдохновляют. Я обожаю «Пианистку» Ханеке, очень люблю фильм «Ночной портье». «Портрет в сумерках» для меня – это история про русскую женщину, которая, с одной стороны, готова все терпеть, с другой стороны, готова все простить, а с третьей стороны, она все равно не теряет силы для того, чтобы сохранить себя и в нашем случае отомстить. То есть для меня это была история про женскую натуру, одновременно униженную и очень сильную.

Она еще довольно чеховская: интеллигентный человек идет в народ.

Может быть. Я как раз сейчас читаю биографию Чехова, которая написана англичанином, и поражаюсь, какой это был человек. Вы сейчас просто попали в мое увлечение. То, что Чехов был внуком крепостного, для меня это феноменальный факт, который я до сих пор не могу осмыслить. А по сути мы сейчас, вот эта новая буржуазия, мы такие же внуки крепостных. Потому что вот буквально обернешься назад – все в тех же обоссанных подъездах жили. А сейчас люди делают вид, что их нет.

Как вы думаете, какие две сцены вызвали больше всего споров и вопросов «почему она это сделала»?

Наверное, сцена в лифте, когда в руке бутылка, которая не идет в ход. И еще, как выяснилось на пресс-конференции на «Кинотавре», сцена в кафе. Я совершенно не была готова к такому уровню аргументации со стороны нескольких журналистов, которые спрашивали, почему она вызывает в кафе такси. У меня как-то никогда не вызывало это вопроса. Мы этому посвятили, наверное, полчаса беседы, потому что были люди, которые говорили: «А я так не делаю, и в нашей стране так никто не делает». Для меня это совершенно нормально. И потом нам важно было показать, что, во-первых, это женщина из другой среды, которая привыкла вызывать такси в кафе.

И во-вторых, не знает, как еще оттуда выбраться…

Да. И зная, как организованы улицы в нашей стране, что тебе нужно еще чапать километр, чтобы посмотреть, как эта улица называется, в честь какого космонавта или писателя… Поэтому, как ни странно, эта сцена, и я каждый раз думаю: ну, что же там такое вызвало недоумение?

И еще сцена, где героиня говорит этому милиционеру «я тебя люблю». Есть ощущение, что это попытка искупления, что она разрывает этот круг насилия, ненависти, и чтобы его разорвать, кто-то должен быть первым…

Да, мы именно эту мысль и имели в виду. Для меня это, скорее, не месть этому конкретному человеку, а желание разорвать этот круг насилия. У нее есть выбор – продолжить или разорвать. Вот таким способом она пытается разорвать круг жестокости, равнодушия, насилия. Кстати, могу сказать, что когда я увидела эту сцену в контексте фильма, я еще раз восхитилась Гелиному режиссерскому дару… И вы меня поймете – мой партнер по сцене Сережа Борисов даже не толкнул меня, не то что бы ударил, – а эффект с экрана жуткий и страшный, кажется что он меня чуть-чуть и убьет!

А когда вы писали сценарий, возникал вопрос мотивировок, насколько нужно все это разжевывать?

Сначала у меня была очень короткая история, 30 страниц, с появлением Ангелины эта история приобрела формат полнометражного фильма. С ней мы действительно долго работали над тем, насколько нужно разжевывать, и приходили к какой-то середине. Например, там есть такая линия с девочкой, которую то ли домогается, то ли не домогается отец – у нас-то есть ответ, и мне кажется, что он проявлен. Но разжевывать до слов «он ее не насиловал» нам не хотелось, потому что и в жизни всегда есть возможность перевертыша. Но мы стремились к тому, чтобы все линии были понятны. Там нет шифрования пустоты. Это внятно рассказанная история.

Кадр из фильма

Интервью с Ольгой Дыховичной

Еще картину называют женским вариантом фильма «Счастье мое».

Ну, разные фильмы. Хотя картина Лозницы на меня произвела впечатление очень сильное. Но уже в тот момент, когда мы увидели картину, сценарий был написан, Ангелина уже выбрала всех героев и готовилась к съемкам. Во-первых, она стилистически другая совершенно. По касательной идет совпадение атмосферы. И во-вторых, Сергей Лозница и Ангелина Никонова – разные режиссеры, у Гели все люди красивые, они могут быть и злыми и добрыми, но они не уроды и отморозки… Мне кажется, что у Ангелины в интерпретации жизни на экране есть воздух… А это очень важно!

Мужской и женский взгляды на эту истории отличаются?

Когда мы искали людей, которые будут работать со звуком и с изображением, некоторое количество людей смотрело первый монтаж. И молодые мужчины удивлялись и говорили: «Нам ее не жалко. Ее бы еще десяточек раз так, и еще 40 человек». То есть мужчины считывают это женское поведение совсем иначе. И какой-то известный кинокритик даже сказал, что это фантазии женщины средних лет на сексуальную тему. И такие реакции лишь доказывают, что мы точно почувствовали тему фильма – женщина абсолютно одинока среди этих мужчин, в нашей стране женщина одинока. Это же не придуманная история, что у тебя в милиции не примут заявление ни о потере паспорта, ни о насилии, ни о побоях. Просто не примут. В сценарии была написана короткая сцена в отделении милиции, но в день когда снимался эпизод, в котором у героини крадут сумку, у Ангелины со съемочной площадки украли сумку, и мы оказались в ростовском отделении милиции. То, как Ангелину промурыжили в этом отделении, изменило всю сцену. Мы переписали ее таким образом, чтобы издевательство доходило до абсурда. Там тебя буквально заставляют расписаться в том, что ты дурак. Это все цитаты из жизни.

А сильно повлиял на фильм реальный Ростов?

С самого начала Ангелина поставила перед собой задачу – найти другую фактуру российской жизни. В российских фильмах нередко бывает конфликт буржуазной и простой среды, и чаще всего интеллигентные мальчики идут в народ и снимают там кино. А когда они хотят простого человека показать, у них актеры начинают «чёкать». Я уже это «чёканье» слышать не могу – «а ты чё?», «а я ничё». На самом деле так простые люди не говорят, это «чёканье» – выдумка из хорошей детской. Сидишь и думаешь: ой, а как же они там разговаривают? Ангелина сама из Ростова, и она говорила о том, что ей нужна абсолютно иная фонетика, чтобы неравенство и разница двух миров выражалась не только в интерьерах или в одежде, но чтобы еще люди звучали по-разному. И Ростов – это, конечно, феноменально! Город подарил фильму удивительную среду, фонетику, подарил главного героя.

Кадр из фильма

Интервью с Ольгой Дыховичной

Он оттуда?

Да, он ростовчанин, настоящий милиционер. Не актер. Он сейчас уже не работает в милиции, у него как-то одновременно в судьбе произошло – он ушел из органов и встретил Ангелину.

Ой, а он на предмет достоверности сценария что-нибудь сказал?

Он прочел сценарий, и Геля ему говорит: «Сереж, выступи заодно и консультантом, потому что ты же знаешь все изнутри». А он говорит: «Да нет, все нормально» (смеется). Единственное, что у нас в тексте было: «Вот тебе и пушка, и корка». А он говорит: «Нет, у нас так не говорят. Нужно говорить не »пушка и корка«, а »ствол и ксива«». Вот это была такая маленькая редакция к тому, что он прочел. То есть человек из системы абсолютно принял этот сюжет как родной. Еще Сережа привнес гениальную фразу, когда героиня и милиционеры едут в машине, и она угрожает: «Сейчас я мужу позвоню… Погоны посрывают…», а он очень холодно говорит: «Малой, угости ее простолюдином». Это вот фраза, которую привнес главный герой Сережа Борисов. И это феноменальная фраза – «угости ее простолюдином». По сути, в этой фразе весь конфликт фильма.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *