})
Search
19 сентября 2021
  • :
  • :

Режиссер «Счастливого дня смерти» Кристофер Лэндон об адреналине, слэшерах и своем новом фильме «Дичь»

Режиссер «Счастливого дня смерти» Кристофер Лэндон об адреналине, слэшерах и своем новом фильме «Дичь»

В четверг, 10 сентября, вышел трейлер новой хоррор-комедии «Дичь» с Винсом Воном и Кэтрин Ньютон от режиссера Кристофера Лэндона, автора дилогии «Счастливого дня смерти». В его новой картине главная героиня волею судьбы меняется телами с жестоким маньяком-убийцей. У девушки есть всего 24 часа, чтобы вернуться обратно, в противном случае она останется заключенной в чужом теле навсегда.

Статьи о кино

Режиссер «Счастливого дня смерти» Кристофер Лэндон об адреналине, слэшерах и своем новом фильме «Дичь»

 
 
 
 
 

Редакции Film.ru удалось поговорить с Кристофером Лэндоном и разузнать детали его нового фильма, сюжет которого до настоящего времени оставался в секрете.

В последние годы вы снимаете одни слэшеры. Чем вас так привлек этот жанр? Не думаете когда-нибудь перейти на мелодрамы или криминальные триллеры?

На самом деле мне нравится делать совершенно разные фильмы, абсолютно любых жанров. В прошлом я работал как минимум над двумя драмами — «Еще один день в раю» и «Горящие пальмы». Но моя настоящая страсть — это, конечно, слэшеры, и хорроры, и комедии. И даже сай-фай! В сиквеле «Счастливого дня смерти» есть определенные элементы этого жанра.

И все же в работе для меня главное не жанр. Мне важна сама история, и если она мне действительно нравится, то я с радостью за нее возьмусь.

Кристофер Лэндон

Режиссер «Счастливого дня смерти» Кристофер Лэндон об адреналине, слэшерах и своем новом фильме «Дичь»

Как вы думаете, у хорроров есть какой-то психотерапевтический эффект? Может, они помогают людям избавиться от фобий? Или просто снимают внутреннее напряжение?

Думаю, да, они действительно как-то успокаивают, особенно в наши непростые времена. Люди смотрят хорроры, чтобы избавиться от стресса, выплеснуть свои внутренние страхи, успокоиться. А если это, скажем, комедийный хоррор, то от фильма двойная польза — зритель пугается и смеется одновременно. Получает свой заряд адреналина и тут же разгрузку в виде эндорфина. Я лично думаю, что сочетание комедии и хоррора — лучшее в мире.

Вы очень любите обыгрывать в своих фильмах классические сюжеты. В «Счастливого дня смерти» была временная петля, а в «Дичи» — обмен телами. У вас уже появились какие-то идеи для будущих проектов?

Забавно, что вы об этом спросили, потому что я сейчас как раз работаю над новым фильмом. Это будет традиционное бадди-роад-муви, но с элементами хоррора. На самом деле в своих сценариях я обычно отталкиваюсь все-таки не от сюжета, а от главных героев. Я люблю писать интересные для себя характеры. Как и для многих, для меня также очень важна личная душевная связь с моими персонажами.

А в обратном направлении вы бы не хотели поработать? Скажем, взять типичный сюжет слэшера и превратить его доброе семейное кино?

Я думаю, в моих фильмах и так есть много позитивных моментов. Несмотря на то что это слэшеры и хорроры. Вы смотрели «Счастливого дня смерти»?

Да, конечно!

В «Счастливого дня смерти» определенно есть много позитивных смыслов. В частности, о том, как важно быть открытым и добрым по отношению к окружающему миру. В самом начале фильма главная героиня ведет себя максимально грубо: она нервная, закрытая, злая. Но когда она начинает проживать один и тот же день раз за разом, в ее действиях появляется больше сознательности. Героиня понимает, что должна быть добрее по отношению к другим людям. Ее персонаж переживает определенную трансформацию. Я думаю, это был очень светлый момент.

Christopher Landon на съемочной площадке фильма "Счастливого дня смерти"

Режиссер «Счастливого дня смерти» Кристофер Лэндон об адреналине, слэшерах и своем новом фильме «Дичь»

В моем новом фильме «Дичь» главная героиня — очень чувствительная и робкая девушка, которой не хватает уверенности для того, чтобы принимать какие-то важные жизненные решения. Когда она меняется телами с преступником, она оказывается перед лицом определенных обстоятельств. Их можно изменить только путем реактивного принятия решений. По ходу сюжета героиня также понимает, что она гораздо сильнее и храбрее, чем считала раньше.

Я думаю, что из всех моих фильмов можно так или иначе вынести какие-то жизненные уроки. По крайней мере, я всегда их туда вкладываю.

Раз уж заговорили о «Счастливого дня смерти»… Там была такая криповая деталь — маска младенца, которую носил убийца. Стоит ли нам ждать чего-то подобного в вашей новой картине?

О да… В «Дичи» есть много по-настоящему крипового. Но самое важное — это, конечно, убийца в исполнении Винса Вона. Это такой культовый злодей. Очень-очень-очень сумасшедший, абсолютно больной на голову. И еще одна особенная деталь — это древний кинжал, у которого своя роль в истории. Вообще в фильме будет много интересного и пугающего, надеюсь, людям понравится.

Вы явно большой поклонник хорроров и слэшеров. Я знаю, что в этих жанрах есть множество «неограненных алмазов» — отличных фильмов, которые мало кто видел. Можете посоветовать что-то на свой вкус?

О да. Недооцененных слэшеров действительно очень много. Не уверен, что смогу перечислить все. Есть один потрясающий старый фильм, называется «Элис, милая Элис». По-настоящему жуткий слэшер, потрясающее кино. Мне кажется, это была первая роль Брук Шилдс. Тогда она была еще совсем маленькой девочкой. Есть еще один крайне недооцененный фильм под названием «Убийства в Черри-Фолс». Он вышел в конце 90-х или начале нулевых на волне популярности «Крика». Очень остроумное и забавное кино.

И, конечно, самый важный вопрос. Стоит ли нам ждать третьей части «Счастливого дня смерти»?

Знаете, мы неоднократно на эту тему говорили с Джейсоном Блумом (глава компании Blumhouse Productions — прим. ред.). И с Universal это тоже обсуждалось. У меня и идея для третьего фильма уже есть. Она всегда была! И я знаю, что Джессика с радостью снимется в новой части. Но все еще неизвестно, будем ли мы над ней работать или нет. На данном этапе все решает исключительно студия. Возможно, когда-нибудь мы сможем его снять.