Лидером по привлечению российских инвестиций

Как Дальний Восток вышел в лидеры по привлечению инвестиций

ТАСС, 23 мая. Экономика Дальнего Востока в 2017 году впервые показала беспрецедентный уровень роста частных инвестиций и обогнала по этому показателю всю остальную Россию. По данным Росстата, объем инвестиций в основной капитал в ДФО составил 1,217 трлн рублей или 117,1% по отношению к 2016 году, в то время как в среднем по стране этот показатель составил 104,4%.

Как уточняют в Минвостокразвития, среди главных причин «Дальневосточного экономического чуда» — внедрение новых экономических механизмов, таких как режимы территорий опережающего развития (ТОР) и Свободного порта Владивосток (СПВ), которые предоставляют значительные льготы для инвесторов. На инвестиции резидентов этих зон, которые вложили в экономику ДФО более 90 млрд рублей, пришлись 9% прироста из 17,1%.

Причинам улучшения инвестиционного климата и перспективам привлечения новых инвесторов в регион посвятят специальную сессию «Дальневосточный прорыв. Как стать лидером роста частных инвестиций», которая состоится 24 мая на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ).

Перед этим обсуждением корреспонденты ТАСС в регионах Дальнего Востока узнали у представителей местных властей, экспертов и частных инвесторов, как удалось добиться высоких результатов в привлечении инвестиций и как работается в условиях новых экономических механизмов предпринимателям.

Лидеры и инструменты развития

Среди дальневосточных регионов приток инвестиций неравномерен как в абсолютных, так и в относительных цифрах. Лидерами среди субъектов в 2017 году стали Амурская область — 186 млрд 624,1 млн рублей (+36,6%), Якутия — 384 млрд 853,3 млн рублей (+35,4%) и Сахалинская область — 299 млрд 467,1 млн рублей (+17,3%). За притоком денег «потянулась» вверх и вся экономика: темпы роста в промышленности ДФО также превысили среднероссийские показатели, правда, уже всего на 2,2%, сообщили в Минвостокразвития.

Свою долю инвестиций в общую копилку принесли и резиденты ТОРов и СПВ. Сегодня на Дальнем Востоке действуют 18 ТОР, а закон о свободном порте распространяется на 21 муниципалитет в Приморском, Хабаровском и Камчатском краях, в Чукотском АО и Сахалинской области.

По данным Корпорации развития Дальнего Востока (КРДВ), в регионах ДФО благодаря новым инструментам развития бизнесом инициировано 1200 инвестиционных проектов на сумму 3,7 трлн рублей, что позволит создать 120 тыс. новых рабочих мест.

Среди всех заявленных вложений в проекты ТОР и СПВ в 2017 году более трети поступило в создание обрабатывающих производств. Еще около 30% — в транспортно-логистические проекты, по 8% вложено в сельское хозяйство и строительный бизнес. По словам бывшего министра по развитию Дальнего Востока Александра Галушки, ТОРы и СПВ полностью изменили экономику региона: теперь 90% инвестиций не связаны с добычей полезных ископаемых.

В частности, в ТОР «Свободный» в Амурской области «Газпром» строит крупнейший в России газоперерабатывающий завод. В октябре 2017 года было запущено предприятие «МК Рефтранс», которое занимается поставками свежемороженой рыбы по маршруту Владивосток — Москва. В Магаданской и Еврейской автономной области появились два крупнейших для этих регионов производства — горно-обогатительные комбинаты на базе Наталкинского золоторудного и Кимкано-Сутарский железорудного месторождений.

Участие государства

Успех инвестиционной политики эксперты объясняют широким внедрением режимов ТОР и Свободного порта. Созданные на Дальнем Востоке особые экономические зоны сегодня являются достаточно конкурентоспособными в условиях Азиатско-Тихоокеанского региона, считает заместитель директора Экспертно-аналитического центра Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) Дмитрий Шелест. Это, вкупе с другими усилиями правительства, и позволило повысить привлекательность региона.

Режим ТОР на Дальнем Востоке сегодня предполагает существенное снижение для резидентов налогов на добычу полезных ископаемых, прибыль и имущество в течение первых лет работы, льготное подключение к инфраструктуре, особый порядок пользования землей, льготные ставки по аренде и многое другое. Свободный порт Владивосток также предполагает каникулы по налогам на прибыль, имущество и землю, быстрый режим пересечения границы при осуществлении международной торговли, облегченный визовый режим, существенное сокращение сроков проведения фискальных проверок и прочие преференции.

«Прежде всего, на приток инвестиций на Дальний Восток России повлияло участие государства в трансформации дальневосточных регионов. Интерес Москвы выразился в политических и административных решениях, начиная от принятия программ развития Дальнего Востока РФ с формированием различного рода специальных экономических зон до деклараций со стороны внешнеполитического ведомства для заинтересованных стран и иностранного бизнеса, реализации инфраструктурных проектов при максимальном участии федерального бюджета», — считает Шелест.

И такой подход, по словам эксперта, добавил уверенности внешним инвесторам в стабильности политического курса. Также, пусть и не в полном объеме, но он оздоровил инфраструктуру региона, привлек крупный российский бизнес, который обновил промышленную и добывающую базы, плюс — создал правовые основания для входа заинтересованным компаниям из Азиатско-Тихоокеанского региона.

Читайте также  Маркетинг как бизнес идея для начинающих

Бизнесу нужна окупаемость

Сами предприниматели также позитивно оценивают свой опыт работы в рамках преференционных режимов. Один из них, Сергей Дмитриев, управляющий директор компании «Хонока Сахалин», которая под началом японской «Марусин Ивадеро» строит на острове бальнеологический комплекс «Хонока». Это будет несколько открытых и закрытых бассейнов, бани, комнаты отдыха, массажные и процедурные кабинеты, в том числе с горячими каменными лежаками.

«Режимы ТОР и СПВ благотворно влияют на экономику проектов. На сегодняшний день мы имеем в долгосрочной перспективе (в обозримом горизонте на 10 лет) те преференции, которые прописаны в ТОР с СПВ. Это перспективно, потому что уменьшается себестоимость проекта и срок возврата инвестиций. Когда инвесторы заходят и видят, что возврат инвестиций будет проходить в диапазоне четырех-семи лет, то это вписывается в их понимание, потому что у себя дома они такого возврата не получат никогда», — сказал Дмитриев.

Отрадно, по его мнению, и то, что регионы добавляют свои преференции: субсидируют возмещение затрат по технологическому присоединению, по банковским процентам в случае получения займов. Эту точку зрения разделяет и руководитель «Агрохим ДВ», также являющейся резидентом ТОР, Дмитрий Малышев. Его компания строит современный логистический комплекс хранения пестицидов и агрохимикатов в Ивановском районе Амурской области.

«Если бы не было ТОР, то такое масштабное строительство мы бы не затевали. Если нет льгот со стороны государства, то у бизнеса был бы большой срок окупаемости. Например, по нашему проекту — около 15-17 лет, за счет того, что мы в ТОРе — окупаемость составит в пять-шесть лет», — рассказал ТАСС предприниматель.

Узкие места

Несмотря на достигнутые высокие результаты, уже сейчас эксперты задаются вопросом, как сохранить темпы роста экономики. И здесь самих по себе особых экономических зон не может быть достаточно, считает вице-президент по развитию крупнейшей в регионе лесопромышленной компании RFP Group Роман Романовский. Дело здесь, как часто случается в ДФО, упирается в транспорт.

«Мощность железной дороги является одним из выраженных узких мест Дальнего Востока, то есть при создании новых производств и последующей транспортировке продукции этого производства на рынки неизбежно сталкиваешься с вопросом мощности и стоимости доставки по железной дороге. Значительная часть мощностей занята углем. Региону необходимо развивать систему железных дорог, это сдерживающий развитие фактор», — сказал Романовский.

RFP Group уже реализовала два инвестпроекта в рамках ТОР «Комсомольск» в Хабаровском крае — запустила в эксплуатацию заводы по производству лущеного шпона и пиломатериалов стоимостью около 12 млрд рублей и начала строительство завода по производству топливных гранул.

Чтобы рост притока инвестиций и экономики ДФО в целом продолжался, важно также не снижать темпы по созданию энергетической и коммунальной инфраструктуры, считает министр экономического развития Сахалинской области Алексей Успенский.

«Сегодня уже решена одна из ключевых проблем, мешающих развитию макрорегиона — дороговизна электроэнергии. С начала 2017 года на Дальнем Востоке были снижены энерготарифы до среднероссийского уровня. И это огромная поддержка для промышленных предприятий Сахалина и Дальневосточного региона в целом. Также важным и актуальным вопросом является наличие высококвалифицированных кадров в макрорегионе», — заявил ТАСС министр.

Цифры цифрам рознь

Хотя озвученные Росстатом цифры роста инвестиций и внушают оптимизм, некоторые эксперты не склонны к их однозначной трактовке. По мнению заведующей кафедрой международных исследований Северо-восточного федерального университета (СВФУ) Марины Велижаниной, между оценками Минвостокразвития и теми цифрами, что идут из регионов, есть некоторые противоречия.

«Все зависит от методологии, которая выбирается для исследования этих процессов. Минвостокразвития пользуется одной методологией, в частности, по определению объемов иностранных инвестиций в ДФО, исследователи используют другие методики, и поэтому очень трудно реально оценить каковы вливания в экономику», — рассказала ТАСС Велижанина.

Количество реально работающих предприятий пока далеко от заявленных 1200. К концу 2017 года на Дальнем Востоке работало 107 новых предприятий, созданных резидентами ТОР и СПВ. К концу 2018 года будет реализовано порядка 200 проектов, а к 2020 году планируется запустить 350 проектов.

По словам эксперта, есть также объективные причины тому, что процессы создания новых предприятий идут в регионах с разной скоростью.

«У нас есть регионы южные, где более диверсифицирована экономика, где есть и машиностроительное производство и сельское хозяйство развито. А есть северо-восточные регионы, такие как Республика Саха (Якутия), Чукотский АО, Камчатский край, Магаданская область, где моноотраслевая экономика, где большое пространство и очень мало людей, не развита инфраструктура и, соответственно, производство гораздо дороже», — сказала собеседница агентства.

Читайте также  Бизнес идеи во время экономического кризиса

Лидеры и аутсайдеры: какие регионы привлекают инвесторов?

Инвестиционная активность в России в 2016 году снижалась, хотя и значительно более медленными темпами по сравнению с предыдущими двумя годами. По итогам трех кварталов 2016 года объем инвестиций в основной капитал составил 97,7% от уровня аналогичного периода предыдущего года. В 2017 году все-таки тренд поменяется, мы ожидаем впервые за три года роста инвестиционной активности. Однако динамика на уровне отдельных регионов очень различается: от более чем двукратного падения инвестиций в Калмыкии до прироста на 77% в Тюменской области. Региональные диспропорции усиливаются. Что же их определяет?

Конечно, отношения с федеральным центром, социальная и политическая конъюнктура, природные ресурсы — все это влияет на инвестиционный климат, динамику инвестиций и уровень экономического развития. Однако конкуренция за инвестора среди российских регионов также является важнейшим фактором развития. Регионы, которые не смогли показать улучшение инвестиционного климата, действительно демонстрируют снижение уровня жизни, доходов, уровня экономического развития.

Ежегодно составляется несколько рейтингов инвестиционной привлекательности регионов России (АСИ, НРА, Эксперт РА). Несмотря на различия в методологиях списки лидеров трех рейтингов в значительной степени пересекаются. В частности, во всех трех рейтингах среди лидеров присутствуют Москва, Татарстан и Белгородская область. По-настоящему успешные с точки зрения инвестиционного климата регионы занимают высокие позиции вне зависимости от того, какие индикаторы используются в рейтинге. В рейтинге НРА по итогам 2016 года 18 регионов ухудшили за год свои позиции в рейтинге, 9 регионов – улучшили. Причем самое интересное, что почти все регионы, оценки которых были повышены, находятся в верхней половине списка рейтинга, в то время как понижение рейтинговых оценок произошло преимущественно в нижней части списка. Таким образом, лучшие регионы продолжают повышать свою инвестпривлекательность (а значит, базу для экономического развития), а аутсайдеры – «проваливаются» сильнее, усиливается дифференциация регионов по уровню инвестиционной привлекательности, и разрыв между успешными и отстающими регионами становится еще больше.

Однако бывают и удачные примеры «взлетов». Наиболее успешные перемещения в рейтинге удалось совершить Якутии, Свердловской и Томской областям: из категории «регионов со средней инвестиционной привлекательностью» в категорию «регионов с высокой инвестиционной привлекательностью». Для Якутии — это настоящий прорыв (регион впервые входит в группу лидеров). Важнейший фактор роста инвестиционной привлекательности Якутии – освоение новых нефтегазовых месторождений и строительство газопровода «Сила Сибири», но позитивные изменения коснулись и инфраструктуры, администрирования – того, что важно не только крупнейшему бизнесу.

Перемещения произошли и в нижней части рейтинга. К традиционно входящим в эту категорию республикам Северного Кавказа и Сибири, критически зависящим от государственных инвестиций и трансфертов из федерального бюджета, добавился ряд регионов Поволжья и центральной части России. В частности, были понижены рейтинговые оценки Мордовии, Марий Эл, Ивановской, Костромской и Кировской областей. Во всех перечисленных регионах макроэкономическая ситуация остается неблагоприятной: инвестиции падают или не растут, инфраструктурное и институциональное развитие отстает от среднероссийского уровня, доходы региональных бюджетов не покрывают расходов. Кроме того, в число факторов, оказавших негативное влияние на рейтинговые позиции Кировской области, вошли также возросшие на фоне коррупционного скандала социально-политические риски.

Среди регионов с «высоким уровнем инвестиционной привлекательности» по-прежнему остаются крупнейшие мегаполисы (Москва, Санкт-Петербург), примыкающие к ним области (Московская, Ленинградская), а также регионы со значительным ресурсным потенциалом (Тюменская, Томская и Сахалинская области). Кроме того, в списке лидеров рейтинга остаются регионы с благоприятным инвестиционным климатом, подразумевающим максимально комфортные институциональные условия для инвесторов (Татарстан, Калужская и Белгородская области).

Комфортная среда ведения бизнеса является не единственным преимуществом перечисленных регионов, однако именно эффективная работа властей этих регионов по снижению административных барьеров и поддержке инвесторов является тем самым уникальным предложением для инвесторов, которого лишены многие другие регионы. Инвесторы в России по-прежнему есть, только их меньше, а следовательно – ужесточается конкуренция между регионами за инвестиции, и выиграть в этой конкурентной борьбе невозможно без активных действий региональных администраций.

Распространено мнение, что активное привлечение регионами заемных средств – это всегда индикатор неблагоприятной ситуации. Конечно, чрезмерная долговая нагрузка рискованна и с определенного уровня начинает снижать оценку инвестклимата. Есть некоторые особо отличившиеся регионы, где госдолг составляет 100% от собственных доходов бюджета, что превышает предельную планку, зафиксированную в статье 107 действующего Бюджетного кодекса РФ: Забайкальский край, Краснодарский край, Псковская область, Марий Эл, Мордовия, Хакасия и Смоленская область.

С другой стороны, долг для регионов — это такой же механизм развития, как и для бизнеса, они должны быть вложены в развитие с максимальной эффективностью. Исходя из этой логики, предмет гордости некоторых регионов — радикально низкий уровень задолженности (при невысоких экономических показателях) — является скорее признаком неумения развиваться за счет заемных средств. Естественно, возможности по обслуживанию долга у регионов разные, но предельно низкий уровень долга говорит, прежде всего, о том, что эти регионы не пытаются воспользоваться этим финансовым механизмом для своего экономического роста. Уровень задолженности регионов может различаться в несколько десятков раз. Например, объем долга Алтайского края почти в 100 раз меньше задолженности Краснодарского края, при этом валовый региональный продукт на душу населения в Краснодарском крае почти вдвое выше, чем в Алтайском крае, и разрыв растет.

Читайте также  К особенностям реальных инвестиций относятся

Возможность перейти от экономической стагнации и сокращения населения к росту, находится в большинстве случаев в руках местных руководителей, от их желания и умения создать хорошие условия для инвестиций и самим инвестировать в свой регион. Улучшение инфраструктуры для ведения бизнеса, снижение административных барьеров — все это можно дополнить частно-государственным партнерством, запуском кластеров с госинвестициями и эффективной работой с заемными средствами.

ПРИВЛЕЧЕНИЕ ИНВЕСТИЦИЙ В ЭКОНОМИКУ РЕГИОНОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Падение инвестиций стало самой большой внутренней проблемой экономики России последних трех лет. Темп их роста начал замедляться еще в 2011 году, в 2013 рост инвестиций прекратился, а с 2014 года начался его стабильный спад. В 2016 году тенденция сохранялась, однако по итогам 2017 года приток инвестиций в основной капитал в России на 4,4% и составил 15,9 триллионов рублей.

Динамика инвестиций в основной капитал в 2011-2017 годах, в % к предыдущему периоду

Основными отраслями для инвестирования остаются транспорт и связь, добыча полезных ископаемых, операции с недвижимостью, услуги.

В общем объеме инвестиций в основной капитал доля банковских кредитов, по данным за 2017 год, составила менее 8%. Объемы кредитования юридических лиц, несмотря на появившийся рост в 2016 году, вновь снизился.

Источники привлечения средств (% из числа опрошенных, респонденты могли пользоваться несколькими источниками финансирования)

Данные выводы подтверждают и многочисленные рейтинги, оценивающие условия ведения бизнеса в стране, прежде всего, Doing Business (составляется группой Всемирного банка), хотя по итогам 2016 года Россия поднялась с 51-го на 40-е место среди 190 стран, а по итогам 2017 года – на 35-е. Об этих же тенденциях свидетельствует и проведенный ТПП РФ опрос регионального предпринимательского сообщества «Финансы для бизнеса», участие в котором приняли свыше 120 организаций различных форм собственности из 30 субъектов Российской Федерации.

Предприниматели, оценивая источники финансирования, закономерно отмечают наибольшую доступность банковского кредитования, при этом, по мнению опрошенных, наименее доступен для бизнеса сегодня иностранный капитал и средства государственных институтов развития (без учета реализуемых мер государственной поддержки предпринимательства). При этом, наибольший риск, с которым сталкивались респонденты при привлечении инвестиций и финансирования, заключается в изменении процентной ставки и курсовой разницы.

Одной из важных проблем, тормозящих накопление основного капитала в России, являются высокие процентные ставки по кредитам. По оценкам участников опроса, снижение доступности кредитных ресурсов стало одним из негативных изменений в экономике, произошедших в 2015-2017 годах. К ним также отнесено снижение спроса как внутреннего, так и внешнего, а также изменение политики взаимодействия с поставщиками и условий поставки товаров и услуг.

Учитывая результаты исследования, можно сказать, что оживление экономики возможно при сочетании двух факторов: доступа к кредитным средствам вместе с активизацией поддержки экспорта. В таком случае, по нашему мнению, предприятия смогут не только активно конкурировать на внешнем рынке, но и довести внутренний спрос до предкризисного уровня.

Если говорить об инвестиционной активности иностранных инвесторов в нашей стране, то по данным Банка России по итогам 2017 года объем прямых иностранных инвестиций достиг 27,9 млрд. долларов, что более чем в 3 раза превышает результаты 2016 года, по итогам которого зарубежные инвесторы вложились в 205 проектов в России: этот показатель оказался одним из самых высоких за последние годы. Россия оказалась на седьмом месте в рейтинге европейских стран по активности международных инвесторов, а в сравнении с 2015 годом число проектов с использованием прямых иностранных инвестиций выросло более чем на 60%.

Оценка рисков, с которыми сталкивались респонденты при привлечении инвестиций (балл, 1 — минимальный риск, 4 — максимальный риск)

Крупнейшим иностранным инвестором в российскую экономику по-прежнему остается Западная Европа. В прошлом году инвесторы из стран Западной Европы, прежде всего из Германии и Франции, вложили средства в 63 проекта. Несмотря на введение ограничений, а также непростую макроэкономическую ситуацию, количество профинансированных проектов со стороны США продолжает расти, в 2016 году их число составило 38 проектов – рекордный показатель с 2005 года.

Подготовлено Департаментом содействия инвестициям и инновациям ТПП РФ

Источники: http://tass.ru/ekonomika/5223824, http://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/337855-lidery-i-autsaydery-kakie-regiony-privlekayut-investorov, http://investment-in-russia.com/site/page?view=INVEST

Источник: invest-4you.ru

Правовой вопрос