Прямые инвестиции в страны азии

В обход России. Чем может привлечь инвестора Средняя Азия

Центральная Азия может стать новым фронтиром для инвесторов в условиях роста глобального пессимизма, считают авторы доклада BCG «Инвестиции в Центральную Азию: один регион, множество возможностей».

Потенциал по привлечению прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в несырьевые отрасли региона эксперты BCG оценили в $40-70 млрд. Forbes выбрал основные тезисы исследования.

В поисках гавани

Пессимизм инвесторов относительно фондовых рынков и макроэкономической среды достиг в 2017 году рекордного с 2009 года уровня: более трети участников опроса (34%) выразили скепсис в отношении потенциала рынка в ближайшие три года, зафиксировал опрос BCG.

При этом 57% респондентов согласны с тем, что инвестировать стоит в развивающиеся рынки. Избегающие риска инвесторы будут стремиться вкладывать в безопасные активы, но новые возможности для получения большей доходности возникают на так называемых пограничных рынках, и Центральная Азия — в их числе, отмечают в BCG.

Скованные одной цепью

Структуры экономик всех пяти стран Центральной Азии похожи: они обладают богатыми природными ресурсами, численность населения растет, стоимость труда низка, но качество инвестиционного климата разнится. Казахстан в рейтинге Doing Business занимает 36 место, Узбекистан —74, Киргизия — 77, Таджикистан — 123. Туркменистан в рейтинге Doing Business отсутствует из-за недостатка данных.

По данным BCG, доля Центральной Азии в мировой экономике выросла втрое за 2000-2017 годы. Но вес региона на экономической карте пока остается критически малым — около 0,3% глобального ВВП. В стоимостном объеме это составляет около $240 млрд, что сопоставимо с показателями Центральной Америки ($255 млрд) и Финляндии ($254 млрд) (данные EIU).

По прогнозу Азиатского банка, темпы экономического роста в Центральной Азии составят около 3,9% в 2018 году и могут ускориться в перспективе благодаря восстановлению цен на сырье и поддержке роста региона за счет амбициозных проектов в китайской и индийской экономиках, в том числе, «Один пояс — один путь», в рамках которого КНР планирует развивать морские и наземные транспортные коридоры до Европы.

В Центральной Азии проживают около 70 млн жителей. Емкость внутреннего рынка потребления этого региона составила около $150 млрд в 2017 году.

За последние десять лет частное потребление в странах Центральной Азии росло в среднем на 3,4% в год — это соответствует уровню Сингапура или Южной Кореи и было выше среднемирового роста в 1,5%. Показатели потребления на душу населения в ЦА в 2017 году пока остаются невысокими — $2107 — и сопоставимы с Северной Африкой ($2120) и Индонезией ($2230).

ВВП на душу населения в Центральной Азии по итогам 2017 года составил $3603. Для сравнения BCG приводит данные по Таиланду, где проживает 69 млн человек, а ВВП на душу населения существенно выше и составляет $6600.

ВВП и растущее население

Казахстан — крупнейшая экономика региона (64% ВВП). По данным BCG, реальный ВВП Казахстана в 2017 году составлял $103 млрд (в ценах 2005 года), ВВП на душу населения — $25 490: это в четыре раза больше, чем в Узбекистане, в семь раз больше, чем в Киргизии и в девять раз больше, чем в Таджикистане.

По данным ООН, в индексе человеческого развития Казахстан занимал 56-е место среди 188 стран — выше не только среднего мирового уровня, но и среднего уровня стран Европы и Центральной Азии.

По оценкам BCG, Казахстан может увеличить объем привлекаемых ПИИ в несырьевые отрасли на $32—52 млрд. В тройке лидеров по инвестиционному потенциалу в Центральной Азии — Узбекистан ($7-13 млрд) и Киргизия ($1,3—2 млрд).

Квалифицированная рабочая сила — один из ключевых факторов быстрого экономического развития Казахстана, считают в BCG. Сейчас население страны составляет 18 млн жителей, ежегодный прирост в последние несколько лет составлял 1,5%, а к 2030 году численность может достигнуть 20,3 млн человек. Относительно низкие зарплаты обеспечивают конкурентное преимущество Казахстану по затратам на персонал, отмечают в BCG. По данным EIU, средняя зарплата в стране составляет $516 в месяц: это почти на 50% меньше, чем в Чили, Румынии и Хорватии.

Читайте также  Идей малого бизнеса за рубежом

Казахстан уже стал крупным направлением для иностранных вложений: в 2008-2017 годах совокупный объем ПИИ в новые проекты в стране достиг $82 млрд, но доминировали они в сырьевых отраслях (на уголь, нефть и газ приходилось 54% совокупного притока ПИИ за 10 лет, доля металлов и полезных ископаемых составила почти 10%).

После кризиса 2008 года Казахстан начал масштабные программы по развитию инноваций и промышленного производства. По данным казахского правительства, в 2017 году две трети роста (4%) приходилось на несырьевые отрасли.

Как и соседние страны, Узбекистан зависит от цен на сырье и состояния экономики основных торговых партнеров. В 2016 году по экономике Узбекистана ударила рецессия в России, которая является вторым по величине торговым партнером Ташкента, замедление экономического роста в Китае и падение цен на основные статьи сырьевого экспорта страны — газ, медь и хлопок. Тем не менее молодое и растущее население страны обеспечивает крупнейший внутренний рынок сбыта в регионе (его численность — 32,6 млн человек, что сопоставимо с Малайзией или Марокко).

В отличие от Казахстана и Узбекистана, у Киргизии нет существенных нефтегазовых ресурсов, которые могли бы поддержать экономический рост. Но в последние годы ВВП рос темпами около 4% в реальном выражении и достиг в 2017 году $4,2 млрд (в постоянных ценах 2005 года), удвоившись по сравнению с 2000 годом. По данным Всемирного банка, киргизская экономика стала устойчивой к внешним шокам. Доля промышленности оценивается в 32% ВВП.

Реальный ВВП Таджикистана вырос с $1,5 млрд в 2000 году до $4,4 млрд в 2017 году. Эксперты BCG ожидают высоких темпов роста в 2018-2021 годы за счет государственной поддержки. В 2017 году рейтинговое агентство Moody’s указывало на слабость некоторых институтов в экономике и низкий уровень валютных резервов, однако «несмотря на серьезный стресс для банковской системы, правительство и центральный банк поддерживают относительную экономическую стабильность».

Три кита для Центральной Азии

Приоритетными отраслями для инвестиций в Центральной Азии BCG считает переработку сельхозпродукции, нефтехимию и туризм. По оценке BCG, также недоинвестированы секторы информационных технологий, финансовых услуг, строительная отрасль, машиностроение и химическая промышленность.

Наследие прошлого

Инвестиции в странах Центральной Азии исторически были сосредоточены в сырьевых отраслях и составляли около 59%. Но в большинстве стран региона идут масштабные реформы, которые нацелены на снижение зависимости экономик от нефти и прочих сырьевых рынков. Например, правительство Узбекистана реализует меры по увеличению открытости своей экономики для внешних инвесторов, а Казахстан сделал ставку на привлечение глобальных инвестиций за счет создания международного финансового центра «Астана», пока аналогичный проект буксует в России.

Китайские туристы — в приоритете

Близость к Китаю и России может позволить реализовать туристический потенциал стран Центральной Азии, считают в BCG.

По данным Всемирного совета по туризму, расходы китайских туристов в 2015-2017 годах росли в среднем на 8,5% в год до $261 млрд, а их число достигло 135 млн человек в год. Российские туристы стали меньше тратить за рубежом, что в основном связано с девальвацией рубля, а на карте массового туризма Центральной Азии пока не значится, отмечает BCG.

Бремя рисков

Инвестиции во фронтирные страны, к которым относятся Центральная Азия, сопряжены с более высокими рисками по сравнению с развитыми и развивающимися рынками, солидарны опрошенные Forbes эксперты.

В Центральной Азии выделяют четыре ключевых риска: политическую напряженность, зависимость от соседних экономик, волатильность цен на сырье и риски безопасности. Благодаря стратегии главных мировых центробанков баланс сил в мировой экономике стал меняться, но исход борьбы за инвестиции предсказать сложно, заключают аналитики EIU.

Зарубежные прямые инвестиции стран Юго-Восточной Азии Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Муранова Анна Петровна

В последнее десятилетие в условиях усиливающейся регионализации и глобализации экономической деятельности, структурных сдвигов в мировом хозяйстве и кризисного состояния экономик развитых государств в международном движении капитала произошли весьма важные изменения. В русле глобальных тенденций развиваются инвестиционные потоки и в Юго-Восточной Азии. В данной статье рассматриваются зарубежные прямые инвестиции (ЗПИ) этого региона.

Похожие темы научных работ по экономике и экономическим наукам , автор научной работы — Муранова Анна Петровна,

Текст научной работы на тему «Зарубежные прямые инвестиции стран Юго-Восточной Азии»

Зарубежные прямые инвестиции стран Юго-Восточной Азии

В последнее десятилетие в условиях усиливающейся регионализации и глобализации экономической деятельности, структурных сдвигов в мировом хозяйстве и кризисного состояния экономик развитых государств в международном движении капитала произошли весьма важные изменения.

Во-первых, замедлилась динамика глобального притока прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Во-вторых, ускорился рост притока ПИИ в развивающиеся и переходные страны. В-третьих, уменьшился вывоз капитала из развитых государств, и в 2012 г. он был даже ниже уровня 2000 г. В-четвертых, устойчиво возрастал экспорт капитала из развивающихся и переходных экономик. В-пятых, вследствие вышеуказанных процессов произошли существенные структурные сдвиги. В частности, в течение 2000-2012 гг. удельный вес развитых государств в глобальном притоке ПИИ снизился (с 81,13% в 2000 г. до 65,91% в 2007 г. и 41,51% в 2012 г.), развивающихся и переходных стран — повысился (в первой групп стран — с 18,37% в 2000 г. до 29,43% в 2007 г. и 52,2% в 2012 г., во второй группе — соответственно с 0,5 % до 4,66% и 6,47%). Подобный же тренд наметился в эти годы и в глобальном оттоке прямых инвестиций. Доля развитых государств уменьшилась с 88,72% в 2000 г. до 83,2% в 2007 г. и до 65,38% в 2012 г., развивающихся стран — увеличилась с 11,02% в 2000 г. до 14,53% в 2007 г. и до 30,63% в 2012 г., а переходных стран — соответственно с 0,26% до 2,27% и 3,99%Ч

Читайте также  Бизнес идея дома из контейнеров

В русле глобальных тенденций развиваются инвестиционные потоки и в Юго-Восточной Азии. В данной статье рассматриваются зарубежные прямые инвестиции (ЗПИ) этого региона.

Активный выход ряда стран Юго-Восточной Азии на международный рынок капитала в качестве его экспортеров относится к 70-м гг. прошлого века. В «Докладе о мировых инвестициях 2006 г.», специально посвященном проблеме вывоза капитала из развивающихся и переходных стран, отмечается, что в 1970-1980-е годы отток прямых инвестиций из развивающихся стран был очень мал по сравнению с современными масштабами, а источниками были страны Африки, преимущественно Латинской Америки и Западной Азии. Однако с середины 1980-х годов большую значимость приобрели страны Восточной и Юго-Восточной Азии2. В начале 80-х годов основными экспортерами капитала из региона были его наиболее развитые государства — Сингапур, Малайзия, Филиппины, в небольшом

объеме вывозили капитал Индонезия и Таиланд. В 1980 г. из региона было экспортировано 394 млн. долл. (в том числе из Малайзии — 201 млн., Сингапура — 98 млн., Филиппин — 86 млн., Индонезии — 6 мн., Таиланда — 3 млн. долл.)3, что составляло всего лишь 0,76% глобального оттока прямых инвестиций (доля всех развивающихся стран — 6,19%). Однако уже тогда регион выступал как весьма крупный среди развивающихся стран экспортер капитала. В 1980 г. на него приходилось 12,3% оттока прямых инвестиций из всех развивающихся государств и 33,4% экспорта капитала из развивающихся стран Азии4.

Через 10 лет, в 1990 г., за рубежом были размещены 2328 млн. долл. (в том числе Сингапуром — 2034 млн., Таиландом — 154 млн., Малайзией — 129 млн. долл.) и доля региона возросла в глобальном оттоке инвестиций до 0,96%, в оттоке из развивающихся стран — до 19,66%, но снизилась до 21,27% в экспорте капитала из азиатских развивающихся государств вследствие усиления инвестиционной активности Гонконга, Тайваня и КНР. В 1990-е гг. отмечался очень высокий рост экспорта прямых инвестиций, объем которого достиг в 1997 г. пика — 15863 млн. долл. (в том числе из Сингапура — 12252 млн., Малайзии -2675 млн., Таиланда — 584 млн. долл.). Позиции региона как крупного донора еще более расширились: в 1997 году его удельный вес в глобальном оттоке увеличился до 3,31%, в оттоке из всех развивающихся стран — до 20,6%, из стран Азии — до 30%. Увеличилось и число экспортеров прямых инвестиций — зарубежные операции с инвестициями стали вести Бруней Даруссалам, Камбоджа и даже Лаос (ЛНДР). Стоит отметить, что в 90-е годы очень активно осуществляла инвестиционные проекты Малайзия, которая в этот период стала основным среди азиатских развивающихся стран донором африканских государств. Так, в течение 1991-1997 гг. она вложила в Африке 772,3 млн. долл. (Республика Корея — 318 млн., Тайвань — 90 млн., КНР — 69 млн., Пакистан — 43 млн.)5.

Азиатский финансовый кризис 1997-1998 гг. нанес большой урон странам ЮВА — экспортерам капитала и стал переломным в инвестиционных процессах. В 1998 г. экспорт капитала из региона сократился более чем в три раза — до 4835 млн. долл. Восстановительный период длился фактически пять лет. В 2003 г. было размещено за границей 5818 млн. долл. и начался устойчивый рост экспорта капитала: его объем увеличился в 2007 г. более

* Муранова Анна Петровна, кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН.

чем в десять раз — до 59640 млн. долл. Однако повышательная динамика снова прервалась в кризисном 2008 г., когда зарубежные инвестиции сократились почти наполовину по сравнению с предыдущим годом. Хотя уже в следующем году рост ЗПИ восстановился, тем не менее к 2012 г. масштабы зарубежных прямых инвестиций достигли лишь уровня 2007 г. (см. рис. 1 и табл. 1). В 2011 г., по данным секретариата АСЕАН, прямые инвестиции из стран ЮВА были вложены в 65 странах всех континентов6.

Читайте также  Как привлечь деньги на реализацию бизнес идеи

Зарубежные прямые инвестиции стран ЮгоВосточной Азии в 1998-2012 гг.

Инвестиции в страны Юго-Восточной Азии

В прошлом году мы беседовали с Татьяной Шереметьевой, генеральным директором Российско-сингапурского бизнес-союза (РСБС), на тему привлекательности Сингапура для ведения бизнеса. За это время многое изменилось, а возможности компании вышли за границы города-государства. Разве это не повод встретиться снова?

— Татьяна, как вы оцениваете 2016 год? Не повлияли ли препятствия в мировой экономике на количество желающих из России и стран СНГ вести бизнес в/с Сингапуром?

— С точки зрения бизнеса препятствия в мировой экономике значительно увеличили количество желающих вести бизнес не только в Сингапуре, но и в целом в азиатских странах. Ведь не стоит забывать, что Сингапур сам по себе не представляет большого экономического интереса — население страны составляет всего 5,3 миллиона человек. При этом Сингапур является отличной точкой входа на перспективные рынки стран АСЕАН: Индонезии, Малайзии, Таиланда, Вьетнама, Филиппин. Объединенный рынок стран АСЕАН является третьим в мире по величине населения и составляет более 600 миллионов человек. Если к этому прибавить рынки Китая и Индии, то объем потенциального рынка превысит 3 миллиарда человек. В связи с этим мы приняли стратегическое решение выйти за границы Сингапура и начать оказывать полномасштабную бизнес-поддержку русскоговорящим клиентам также в других азиатских странах: Гонконге, Вьетнаме, Таиланде, Индонезии, Малайзии.

— Мы знаем, вы запустили два новых портала — о покупке бизнеса и инвестициях в Юго-Восточной Азии, а также торговый портал для России со странами Азиатского региона. Расскажите, пожалуйста, подробнее.

— Да, последние несколько лет мы активно анализировали поступающие к нам запросы и сделали вывод, что создание онлайн-площадок по торговле и инвестициям является необходимым шагом для развития российско-азиатских бизнес-отношений. Портал по покупке бизнеса и инвестиций в первую очередь направлен на людей, которые хотят защитить и приумножить свои сбережения путем инвестиций в быстрорастущие азиатские бизнесы. При этом мы приняли во внимание, что количество людей, располагающих достаточными средствами для крупных инвестиций и покупки успешных бизнесов, не так велико, и стараемся найти интересные и перспективные проекты для краудфандинга (совместного инвестирования), которые подойдут инвесторам с небольшим капиталом.

Что касается торгового портала — в связи с экономической ситуацией в России и странах СНГ с европейскими санкциями, возможность выхода на рынки Азии — это практически единственная возможностьдля российских компаний в сложившихся обстоятельствах не только выжить, но и успешно развиваться на глобальном рынке. Для азиатских стран Россия всегда была интересным сырьевым рынком, и серьезное падение курса рубля только усилило этот интерес. Взаимодействие стран и крупных компаний на государственном уровне уже неплохо работает, но для малого и среднего бизнеса нет отлаженных механизмов торгового взаимодействия. Поэтому мы старались создать площадку, на которой представители среднего и малого бизнеса России и Азии получат возможность найти поставщиков и покупателей для своей продукции, а также продвинуть свои товары и услуги на рынки Юго-Восточной Азии.

— Если бы вас попросили дать совет русскоговорящему инвестору, рассматривающему Азиатский регион в качестве площадки для вложения денег, на что бы вы посоветовали ему обратить внимание?

— Что бы ни писали в красивых буклетах по туризму и инвестициям, не стоит забывать, что Восток — дело тонкое, каждая азиатская страна имеет свою бизнес-, политическую и миграционную политику, которую надо знать и понимать, прежде чем принимать решение об инвестициях. Если вы не прожили в Азии много лет и не знаете ее как свои пять пальцев, лучше воспользоваться услугами проверенных посредников, сделать предварительный анализ рынка, провести проверку благонадежности финансового состояния потенциального партнера или объекта для инвестиций и помнить, что скупой платит дважды. Желание сэкономить на мелочах может впоследствии привести к серьезным негативным последствиям.

— Какие трудности могут ожидать российский бизнес в странах ЮВА? И как РСБС может помочь в этом вопросе?

— Как я уже упоминала, незнание рынка, специфики и языка страны, с которой вы хотите работать, является самой большой проблемой для российского бизнеса при работе со странами ЮВА. С тем, чтобы помочь российским компаниям максимально плавно обойти все подводные камни работы с азиатскими странами, Российско-азиатский бизнес-союз старается реализовать принцип «одного окна» бизнес-помощи русскоговорящим клиентам по странам Юго-Восточной Азии.

Источники: http://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/368199-v-obhod-rossii-chem-mozhet-privlech-investora-srednyaya-aziya, http://cyberleninka.ru/article/n/zarubezhnye-pryamye-investitsii-stran-yugo-vostochnoy-azii, http://uniquesingapore.ru/?p=3278

Источник: invest-4you.ru

Правовой вопрос